Главная » 2016 » Сентябрь » 29 » "Скорее друг, чем журналист" - Бенедикт Камбербэтч взял интервью у Тома Хиддлстона для журнала Interview
21:26
"Скорее друг, чем журналист" - Бенедикт Камбербэтч взял интервью у Тома Хиддлстона для журнала Interview


"Ах, в какое время мы живем. Особенно если посчастливилось быть Томом Хиддлстоном - выпускником престижной "Школы драконов" Итоновского колледжа и Королевской академии драматического искусства. Тем самым Томом Хиддлстоном - звездой театра и кино, недавно расставшимся с мега-звездой Тейлор Свифт. Жизнь Хиддлстона так хороша, чтобы быть правдой, поэтому постоянно сопровождается некоторыми теориям заговора. Лучшая из них - 35-летний Хиддлстон является главным претендентом на замену Дэниела Крэйга в следующем "Джеймсе Бонде", и поэтому его PR-команда организовала фальшивый роман со Свифт, чтобы сделать еще более знаменитым. Как будто он нуждался в помощи..."
Незатейливое начало нового интервью Тома Хиддлстона журналу - простите за каламбур - Interview на самом деле скрывает в себе настоящий клад: два самых любимых британца современности побщались под запись и придали термину "интервью" новый смысл и английский шик. Фотографии Стивена Кляйна в стиле "садо-мазо" совершенно не передают этой атмосферы дружеского трепа Тома Хиддлстона и Бенедикта Камбербэтча. Лонгрид, но мастрид.

ТОМ ХИДЛЛСТОН ДЛЯ ЖУРНАЛА INTERVIEW
Интервьюер: Бенедикт Камбербэтч
Фотограф: Steven Klein



Слава Хиддлстона обладает своей силой воли и, будучи подкреплена его многочисленными талантами, неизменно растет с тех пор, как он был выбран на роль мифологического злодея Локи - постоянного персонажа нынешней вселенной фильмов студии "Marvel" - в фильме Кеннета Брана "Тор" (2011). Киноманы, возможно, с особым трепетом вспоминают актера по многовековому вампиру-рокнрольщику в фильме "Выживут только любовники" (2014) Джима Джармуша, где он снимался вместе с Тильдой Суинтон. Однако искатели талантов заметили бы работу Хиддлстона еще раньше, по множеству театральных и телевизионных ролей - например, в сериале "Валландер" канала BBC - той платформы, с которой начался его расцвет, с самого начала и вплоть до экранизации Джона ле Карре "Ночной администратор" в этом году, в котором Хиддлстон исполнил роль полевого агента,  шпионящего за самым опасным в мире торговцем оружием.

В следующем году, под воздействием двух гигантских блокбастеров ("Тор: Рагнарек" и "Кинг Конг: Остров Черепа") - ладно, возможно, и благодаря очень обсуждаемым отношениям - звезда Хиддлстона может засиять в первом эшелоне звездного небосвода. Принесет ли эта слава ему роль в "Бонде" или нет, интрига будет сопровождать его повсюду. В августе, во время съемок в Австралии, Хиддлстон пообщался по телефону со своим другом и "марвеловским" приятелем Бенедикитом Камбербтэтчем об опасностях и потенциальном могуществе, которые приходят вместе с вниманием общественности.

БЕНЕДИКТ КАМБЕРБЭТЧ (БК): Как и все интервьюеры, я должен в первую очередь поблагодарить тебя, Том, за этот разговор.
ТОМ ХИДДЛСТОН (ТХ): [смеется] Спасибо, Бенедикт. Мы просто обязаны быть благодарны за уделенное друг другу время. До конца дней наших.

БК: А теперь, в традиционной британской манере, мы также обязаны сразу извиниться за все.
ТХ: Прости, что побеспокоил тебя.

БК: Я прощу еще большего прощения.
ТХ: [смеется] Как ты себя чувствуешь...

БК: ... В роли журналиста?
ТХ: Я себя - противоречиво [смеется].

БК: Я чувствую, что моя роль - скорее друга, чем журналиста. Не будет никаких подводных камней, я обещаю. Но чтобы с чего-то начать,.. каково это, носить искусственные волосы и рога, снова работая с Крисом Хемсвортом и твоим режиссером, Тайка Вайтити, в Австралии?
ТХ: Ну, очень волнительно. Я не играл Локи на протяжении четырех лет. Последний раз я одевал этот костюм на "Комик-Коне" в Сан-Диего в 2013-м году.

БК: Да ты шутишь!
ТХ: Честно говоря, лучшее во всем этом - снова работать вместе с Крисом. Мы познакомились с ним в доме Кеннета Брана в Англии в 2009-м. Мы тогда были как дети в самом начале нашего актерского путешествия. Мы постоянно были на связи, и разделить этот путь с ним было необыкновенно - это сумасшедшее путешествие с "Marvel". Энтони Хопкинс был на съемках на этой неделе. И Тайка Вайтити великолепен. Он нашел способ воздать должное всему, что было до него, но сделать все по-своему. Он очень веселый. Его фильмы - а если ты не смотрел, обязательно обрати внимание на "Реальных упырей" и "Охоту на диких людей" - это сочетание беззаботности, отличного юмора и эмоциональности. Они очень трогательные. Конечно же, мы еще только начали работу.

БК: Сколько еще недель осталось?
ТХ: Я буду здесь до начала ноября.

БК: Понятно, еще длинный путь впереди. Тебя ждет австралийская зима, которую я представляю себе чертовски прекрасной, по сравнению с английской.
ТХ: [смеется] Они повторяют это здесь, не переставая. Мы находимся на побережье Квинсленда, и, если забыть, что закат здесь очень ранний и быстрый, небо всегда синее и постоянно светит солнце. Что предпочтительнее для моего кельтского лица их летом. Я был почти в этом же самом месте в январе, работая над "Кинг Конгом" - прекрасно, но невероятно жарко.

БК: Аккуратный переход. Давай поговорим об этом, раз это была твое последняя поездка. Ты находился в довольно суровых условиях - кажется, вы снимались в джунглях во Вьетнаме, а потом сразу - очень жаркое австралийское лето.
ТХ: Вьетнам просто невероятный. Мне так повезло, что я был частью этих съемок, частью странствующего цирка такого большого фильма... Мы снимали в Оаху, на Гавайях. Мы снимали в Австралии. И мы снимали на севере Вьетнама, рядом с  Ханоем,  в бухте Халонг и Ньяньбине. Самое захватывающее - это все были пейзажи Вьетнама, которые видели лишь немногие. Все люди, с которыми я познакомился во Вьетнаме, были несказанно рады. С первой же минуты после приземления - режиссер Джордан Вот-Робертс, Сэм Джексон, исполнительный продюсер Алекс Гарсия и я дали в Ханое пресс-конференцию, которую организовало посольство США во Вьетнаме. Для страны это было важное событие. Многие люди никогда не видели таких масштабных съемок. В определенных районах мы помогли построить дороги, чтобы можно было доставить съемочное оборудование на четырех грузовиках в любое нужное нам место. В первый день Сэм появился на площадке для съемок очень простой сцены с небольшим диалогом, но посмотреть на это пришли тысячи людей. А потом спустя час они начали скучать: "Ой, а это не так уж и интересно. Давайте вернемся к нашим делам". Однако всех нас эта экстраординарная страна покорила захватывающей дух красотой.

БК: О, боже, я же не должен все это записывать, или должен?
ТХ: Вы же потом это расшифруете?

БК: Просто я вроде как пялюсь на традиционный европейский пейзаж и пытаюсь представить то, что ты описываешь, мне не до бумаги с ручкой. Такое чувство, будто я в джунглях во Вьетнаме. Но если кто-то отвечает за запись и это не моя редакционная ответственность, я буду очень счастлив. Что ж, Том, ты одинаково красноречив - и как писатель, и как актер. Я никогда не забуду, как прочел твое описание первой встречи с культовым кино-персонажем - Кинг Конгом. Знаешь, у тебя отличная репутация знатока кино. Но мне интересно, если бы у тебя была машина времени, в какую кино-эпоху ты бы хотел вернуться и быть ее частью? Мюзиклы, итальянский неореализм после Второй мировой войны или даже фильмы Спилберга 80-х?
ТХ: Я уважаю две великие эры в кино. Я испытываю трепет и восхищение перед непрерывными дублями танцев Фреда Астера, Джинджера Роджерса и Джина Келли. Тогда не было "мы это подправим позже". Я смотрел отрывок из "Время свинга" (1936) и... как там его звали в "Поющих под дождем" (1952)? Пел "Make 'Em Laugh"? Дональд О'Коннор! Я смотрю эти фильмы с благоговейным трепетом. Это совершенно другая актерская игра. А вторая эпоха - это 70-е.

БК: Когда парни с Восточного побережья захватили власть в Лос-Анджелесе и взяли верх над студийной системой? Скорсезе...?
ТХ: Да.  Тогда для кино были характерны эмоциональная непосредственность, реализм, серьезность. "Таксист" (1976), "Бешеный бык" (1980), "Апокалипсис сегодня" (1979)...

БК: Полностью согласен. Фильмы были релевантны, занимались важными проблемами своего времени, с политической точки зрения. Им удалось найти золотую середину между развлечением и искусством.
ТХ: Время, когда Стэнли Кубрик снял свои лучшие фильмы. "Космическая одиссея 2001-го года" вышла в 1968-м. Перед посадкой на Луну в 69-м - они уже как будто были там, потому что Кубрик подарил им эти переживания в кино. Они на самом деле разрабатывали материалы для фильма вместе с NASA - одежду и реквизит - все вещи, которые были впереди своего времени. Кораблем управляла научная фантастика. И фильмы, которые снимают сегодня, до сих пор основываются на том кино из той невероятной эпохи. Хотя мы виноваты в том, что думаем о Золотом веке - мысль из фильма "Полночь в Париже",

БК: В то же время, мы признаем, что последний десяток лет жили в Золотой век телевидения, частью которого ты сейчас являешься. Когда "Ночной администратор" взорвал Великобританию, все вокруг говорили про него. Просто невероятно, еще один драгоценный камень в короне BBC. Так как тебе работалось с Сюзанной Бир?
ТХ: Я просто обожаю нашу работу. Всегда было такое чувство, будто мы снимаем 6-часовой проект. Студия сделала для него один сценарий в 360 страниц, с одним режиссером. Сюзанна была нашим капитаном. Съемки проходили в Швейцарии, Лондоне, Девоне, Марокко и на Майорке, именно в этом порядке. Было такое ощущение, что львиная доля действий происходила в Марокко, Марракеше, где снимались наши каирские интерьеры и арабские беспорядки. Семь недель мы провели в Марракеше, пришлось снимать по много страниц в день, в то время как я был почти в каждом кадре, переключался между разными личностями - был и Джонатаном Пайном, и Томасом Квинсом, и Джеком Линденом. Кто-то недавно спросил у меня, каково было вернуться на телевидение, а я не воспринимал это именно в таком ракурсе. Разница больше чувствуется для зрителя, чем для нас. Довольно странно, кстати говоря о 70-х, что "Ночной администратор" сравнивали с Сиднеем Полаком (в ранние 90-е), а ведь Роберт Таун передал ему сценарий. В конце концов права вернулись к ле Карру и его сыновьям Саймону и Стивену Корнуэллам. Возможно, существует мир, в котором эта история лучше ложиться на шесть часов, а не на два. Я не знаю. Как ты себя чувствуешь в этом смысле? Ты как раз из тех, кто многие годы одновременно снимался в кино и на телевидении. Мы катались верхом на следующий день после первого эпизода "Шерлока", и ты свалился с лошади во время тренировки для "Боевого коня" (2011). Я помню, как "Шерлок" превращался в этот невероятный феномен, которым он сейчас и является. И с тех пор ты снялся в трех сезонах?



БК: Мы сняли четвертый. И специальную рождественскую серию...
ТХ: И "12 лет рабства" (2013), и "Игра в имитацию" (2014) и еще миллион других, о которых я не думаю. Бесконечный процесс.

БК: К счастью, сейчас я притормозил и выкроил время пообщаться с моим другом, что очень приятно, хотя наш разговор записывают и потом напечатают. Мы должны пообщаться, когда повесим трубку. Простите, но некоторые вещи за гранью дозволенного. У меня есть ощущение, что телевидение и кино друг друга хорошо подкармливают. Суть больше в восприятии зрителя, чем актера. На телевидении все же существуют определенные требования, заметное сокращение бюджета. Больше всего заметно урезание времени и кошелька. Однако авторские амбиции и их воплощение становятся все лучше и лучше, потому что мы хотим превзойти самих себя, добиться успеха у выжидающего и голодного зрителя.
ТХ: Какого ты мнения о повторной игре персонажей - вроде Шерлока или Локи - по сравнению с возможностью сыграть героя впервые?

БК: Думаю, в обоих случая потребуется одинаковый уровень изобретательности. Многие вещи являются данностью, устоявшимися. Очевидно, что визуально определенные культовые вещи не могут быть польностью исключены, как определенная шляпа или пальто в моем случае. Я знаю, что ты был против рогов, и я хотел бы поговорить об этом, если это не запрещено. Дело дрянь, если ты не чувствуешь переосмысления. Интересно. Я наслаждаюсь процессом. Думаю, я бы не взялся за роль, если бы сценарий был плохой, если бы меня не попросили искать разный подход к персонажу. Все зависит от трудностей и задач. Если они очень интересные, можно использовать в игре новую тактику. Думаю, персонажи должны быть открытой книгой, чистым холстом. Озорной бог-оборотень Локи может быть абсолютно разным. А детектив-консультант вдруг выдать кунг-фу или говорить на разных языках или языке жестов... Ресурс неисчерпаемый. Еще до начала работы мне нравится воспринимать его как друга. Интересно, такие же чувства, когда снова играешь классическую роль на сцене? Например, если бы пришлось снова играть Гамлета, но в другом месте, что это было бы за чувство? Реплики-то те же, парадигмы те же, те же персонажи вокруг. Ничего не поменялось. кроме контекста. Ты вот как-то измеряешь духовно свою повседневную жизнь? Если в течение дня сталкиваешься с проблемой, есть какой-то установленный порядок, как с ней справиться? Мантра там, или что-то еще?
ТХ: Обязательно нужно что-то сделать, даже если это просто начало дня. У меня это музыка. И бег. Я понял, что если в период работы начать день с пробежки - не в спортзале, на улице, где только мои собственные ноги несут меня вперед... Это что-то вроде ощущения себя в мире и проветривания головы.

БК: Ты дисциплинированно ложишься спать и встаешь рано, чтобы делать зарядку?
ТХ: Приходится. Иначе не можешь функционировать. Все зависит от работы. В "Кинг Конге" мы постоянно работали на улице. Мой персонаж - бывший шпион, так что он вроде как спортсмен. Я всегда должен был быть в форме, чтобы пробежаться, разогнать кровь, если я чувствовал себя вяло.

БК: Я читал, как Хью Лори возносил похвалы в твой адрес до небес, рассказывая, как твоя энергия держала в тонусе всю команду. Ты вообще когда-нибудь попадаешь впросак с гримом и костюмами? Я помню те фотографии, на которых ты зачем-то бежишь с Крисом в Исландии. И, черт возьми, только английская улыбка и очарование помогли бы тебе избежать убийства от руки твоих гримеров и костюмера.
ТХ: [смеется] Не знаю, не каждый так может. Только я. Пробежка утром накануне работы дает мне ощущение, будто я бегу впереди дня. Независимо от роли,  время подготовки к работе над персонажем или размышления над сценой как будто кристаллизуются в этот момент утром. Иногда у меня появляются лучшие идеи. Помню работу над сериалом "Пустая корона", в котором ты тоже блестяще сыграл. Было очень мало времени, мы готовились снимать ключевую сцену между Генрихом IV и принцем Хэлом, когда Хэла вызывают на суд отца и публично унижают. У короля Генриха IV (в нашем случае Джереми Айронса) очень много текста. После одной реплики он должен был меня ударить. Дело было в январе 2012-го , и именно в пять утра на пробежке я придумал, что он просто должен дать мне пощечину. Буквально, тот самый момент, когда Хэл осознает тяжесть своей ответственности как будущего короля. Весь вес поэзии и слов Шекспира. Которая приходит вместе с пощечиной.


БК: Отличный момент. Но это все равно что дыхательная гимнастика, медитация или йога. Пробежка - отличный способ. В тебе есть какая-то подвижность. Не только в физическом смысле, не в смысле пробежек, ты просто очень внимателен ко всему, с чем сталкиваешься. Ты боишься, что этому может что-то помешать? Это все равно что спрашивать неуязвимого человека о том, чего он боится больше всего. Не парься над ответом. Пошли меня подальше, если хочешь. Тебе можно, потому что ты мой друг.
ТХ: Спасибо, друг.

БК: Рассказать тебе мой страх, пока ты думаешь над ответом?
ТХ: Расскажи мне свой, а я тебе - мой.

БК: Мимолетность времени. Корни - в отцовстве, потому что хочется чуть больше времени каждый день, чуть больше окружающего, на чем важнее сосредоточится. Момент, когда он родился, был резким пробуждением. Каждый раз, когда я держу его, показываю что-то новое и смотрю на свое 40-летнее отражение в зеркале, думаю: "Ничего себе, а я и правда хочу быть рядом и увидеть твоих детей".
ТХ: Похоже на мой. Мой страх - сожаление. Я боюсь оглянуться назад и пожалеть, что чего-то не сделал. Много лет назад я прочитал невероятную статью о книге об австралийской медсестре, специализирующейся на паллиативном лечении. Ее работа заключалась в том, чтобы помочь людям ослабить боль в момент ухода. Она проводила много времени с людьми в их последние дни и недели. Она чувствовала, что накопленный опыт повлиял на нее, потому что слышала, как все люди говорят похожие вещи. Странно, но во главе списка было "Жаль, что я так упорно работал".

БК: Очень серьезный шаг, признаться себе в этом.
ТХ: Семья полностью восстанавливает этот баланс, но как ты справляешься с осознанием этого? Пытаешься ли выкроить побольше времени между проектами?

БК: Выкраиваю больше времени. Возможно, я просто старею, но я не хочу многое пропускать. Нам невероятно повезло иметь такую работу, но иногда во время съемок вдали, на локации, мне кажется, будто я вдали от своей собственной жизни. Мне хочется научиться оставаться на связи.
ТХ: Остальные пять сожалений из этой книги про австралийскую медсестру: мне жаль, что я так упорно работал; мне жаль, что мне не хватило мужества жить своей жизнью, а не так, как от меня этого ожидали другие; жаль, что мне не хватило смелости выразить свои чувства; мне жаль, что я не поддерживал отношения со своими друзьями; мне жаль, что я не позволил себе быть счастливее. Невероятный список того, что стоит у нас на пути, не правда ли?

БК: Очень хороший чеклист для тебя. Очень хороший чеклист для меня. Да и для любого, думаю, кто много работает и часто находится вдали от дома. Странность нашей работы - в принятии всех воображаемых обстоятельств в фиктивном мире, о которых потом нужно говорить и рассказывать в рекламе. Своего рода проекция, но не всего тебя  - это невозможно, иначе, приходя домой, от тебя  просто ничего не оставалось бы. Но  как вернуться к тому человеку, каким тебя знают? Есть ли что-то конкретное, что снова возвращает тебя к Тому? Дом? Семья? Друзья? Тренировки?
ТХ: Я просто еду домой. И буквально, и образно выражаясь. В Лондон. После окончания съемок "Ночного администратора" я понял, что на протяжении 75 дней я больше был Джонатаном Пайном, чем собой.

БК: Разве это не влияет на тебя?
ТХ: Да. Помещаешь себя в шкуру другого человека. Лучшее, что я мог сделать, это именно то, что я сделал. Я полетел домой, отправился на помолвку своей сестры. Я был окружен семьей. Это успокаивало. А потом я просто живу скучной жизнью. Я слоняюсь туда-сюда, читаю книги, на которые у меня не хватало времени.

БК: Я гостил у тебя, помнишь?
ТХ: [смеется] Да. Я просто слоняюсь и нагоняю упущенное, хожу за кофе. читаю газету, провожу время с родителями.

БК: Ты проделал отличную работу для ЮНИСЕФ. Ччитал, что ты написал о своем опыте во время миссии примерно два-три года тому назад в Гвинее. Похоже, для тебя это был очень важный, созидательный опыт. Ты чувствуешь ответственность после того, как у тебя появилась эта возможность говорить с обществом?
ТХ: Мои личные инвестиции в персонаж Пайна были огромны. Хью Лори, которому "Ночной администратор" нравился на протяжении двадцати лет, видел в Пайне потерянную душу в поисках причин. Так сложилась судьба, что за неделю до старта "Ночного администратора" я отправился с ЮНИСЕФ в Южный Судан, чтобы снять документальный фильм о том, как гражданская война даже сейчас влияет на страну. Влияет на невинных детей. Южный Судан - это самая молодая страна на планете. Независимость от Судана была объявлена в 2011-м году, а в середине декабря 2013-го президент и вице-президент вступили в серьезные разногласия, что разделило страну по этническому признаку. Мы сняли документалку, которая пока еще не вышла, о вербовке детей в солдаты, что является грубым нарушением человеческих прав. Я видел сильно милитаризованную страну и задался вопросом, откуда все это оружие? Южный Судан глубоко беден, и все же каждая сторона этого конфликта хорошо вооружена. Откуда оно появилось? И я приехал из Южного Судана, сам лично став свидетелем того, на чем и как наживаются такие люди, как Ричард Роберт в "Ночном администраторе". Помню, как мы ужинали с Джоном ле Карре, я рассказал ему о Южном Судане, каким бессильным чувствовал себя тогда, какой беспомощной казалась ситуация, в которой бедную молодую страну и ее жителей разрывает гражданская война. Так что, в некотором смысле, гнев Пайна - это также и мой гнев. А ле Карре наклонился вперед и просто сказал: "Используй это, Используй". Мир, в который я окунулся в данный момент стал еще более тревожащим и пугающим. Везде - неравенство, везде - разобщенность, и меня это волнует. Как и всех, думаю. Я хотел бы, чтобы мы были добры друг к другу. Я много думал о том, несу ли я ответственность за отстаивание своих принципов, раз у меня есть площадка, раз у меня есть возможноть говорить. Существует граница, за которой необходимо поддержать этих детей. Они не просили этого. И, между прочим, я отлично осознаю свое неумение выделять существенные различия. Я не доктор. Я не могу повлиять на внешнюю политику. Я не могу построить школу. Я не могу изобрести химический способ ввести белок людям с хроническим недоеданием. Но я могу говорить об этом, и ты можешь. Есть невероятный хирург по имени Дэвид Нотт, который отправился в 2013-м году в Алеппо, еще до того как город появился в новостях, и заботился там о детях и жертвах войны в Сирии. Удивительно было слушать о его храбрости. И как человек , которого ЮНИСЕФ попросили стать их послом, я чувствую ответственность и обязанность поддержать этих детей. Больше некому. Вот я и делаю это, и это хрупкий баланс, так как я актер. И все же нам дается эта площадка для того, чтобы с нее говорить, и меня очень вдохновляют те люди, кто нашел в себе храбрость и мужество сделать это до меня.

БК: Очень легко быть циником в отношении всего, к чему у нас нет способностей, как ты говоришь. Мы не волонтеры ЮНИСЕФ и не персонал в лагерях беженцев. Мы не полицейские и не политики. Но после определенного участия, исследований или членства в каких-то организациях, мне кажется, можно обратить внимание на людей, которые делают всю эту работу, как те, кто работает в ЮНИСЕФ на постоянной основе. Это ведет к хорошему. Пусть лучше меня критикуют за это, чем за молчание перед лицом невероятных страданий, очевидных для всех. Будь это Сирия или Судан.
ТХ: Я очень горжусь этим.

БК: Есть за что.
ТХ: Стоит только раз увидеть определенные вещи, как моральный долг побуждает тебя к действию. Я видел то, что видел в Южном Судане, и теперь ни за что не смогу не говорить об этом. Я говорил тебе об этом раньше, но это мне напоминает замечательное обращение нобелевского лауреата Гарольда Пинтера, в котором он говорил о разнице между правдой для драматурга и правдой для гражданина. "Правда в драме призрачная. Вы никогда не найдете ее до конца, но ее поиск ведете маниакально". Он говорит: "Иногда вы чувствуете, что держите правду  в руках, но она ускользает от вас сквозь пальцы и теряется". Но как гражданин, вы должны спросить, что правда, а что ложь. Помню, как эта его речь меня очень вдохновила.

БК: Согласен. Как отрицать тот импульс, чьим непосредственным свидетелем ты стал? Я даже представить не могу, как это на тебя повлияло. Есть еще один аспект нахождения в центре общественного внимания - предположение, что твоя работа и участие в рекламе очень публичные, а значит, и твоя личная жизнь должна быть такой. Не скатываясь в долгую дискуссию, просто хочу сказать, что я не стану задавать своему другу вопросы про личную жизнь, просто потому, что есть непрошеные фотографии его и кое-кого конкретного, с кем он в отношениях или вместе. Я не полезу в эту степь. Эта дверь закрыта, дорогие читатели.
ТХ: [усмехается] Благодарю.

БК: Всегда пожалуйста. Знаю, что ты бы сделал для меня то же самое. И, возвращаясь к мысли об ответственности как человека публичного, ты говорил, что благодарен за то, что приходит вместе с этой ответственностью и невероятными событиями.
ТХ: Я очень благодарен моим родителям за счастливое детство. Сейчас я понимаю, что у них была возможность подарить мне очень особенные моменты. Мне кажется, первые годы, первая декада жизни формирует нас, в некотором смысле, сильнее всего. Помимо этого, я благодарен за людей, которые верили в меня, чего другим было не дано.

БК: У тебя был гуру драмы в школе или ровесник, который тебя направлял, кому ты особенно благодарен?
ТХ: Был учитель по имени Чарльз Милн. Я работал в постановке "Конец путешествия" на Эдинбургском фестивале "Фриндж" в 1999-м. Это было как раз перед поступлением в Кембридж. После него он подписал мне открытку и сказал: "Иди в Кембридж и наслаждайся. Вскакивай в поезд и наслаждайся поездкой. Но все-таки подумай, не стать ли тебе актером". А такие моменты, когда кто-то поддерживает вашу уверенность в себе, очень и очень редки. Еще я благодарен Кеннету Брана. Он так много сделал для меня. В определенный момент моей жизни он поверил в меня вполне материальным способом. И я всегда буду благодарен ему за это. Я даже неудачам своим благодарен.

БК: Это здорово! Но мне кажется, ты отлично справился. Жаль, что я не видел эту постановку "Конца путешествия". Наверняка ты был в ударе.
ТХ: Мне кажется, я видел тебя на сцене еще до того, как узнал, кто я такой.
БК: Когда это было?
ТХ: "Гедда Габлер". В роли Тесмана. Очень хорошо это помню.
БК: О, Господи. Ну, кажется, мы познакомились вскоре после этого. Потому что ты собирался заняться первым "Тором", и я помню ту вечеринку. Не буду называть, чья это была вечеринка, но смысл в том, что это было общее знакомство и я подумал: "Боже, да этот парень просто улет!" По-моему, ты как раз закончил "Отелло".

ТХ
: Как ты себя чувствуешь, присоединившись к вселенной "Marvel"?
БК: Как будто это только часть, а не все остальное. Я был на "Комик-Коне", а это отличный способ понять поклонников, которые являются главным двигателем. Было довольно страшно. Я чувствовал себя как "Pink Floyd". Они все кричат, а я такой: "Привет, здрасьте". Этот аспект просто феноменален, не знаю, привыкну ли к такому. Жду не дождусь, когда вселенная расширится. Я же часть твое команды! Отличный актерский состав. А еще самая тяжелая работа из всех, для актера. Они и правда знают, как правильно с тобой обращаться. Очень непростой материал, весело его воплощать. Доктор Стрэндж сложный, забавный, но интересный герой.

ТХ
: Друг мой, спасибо, что согласился на это.
БК: Да не за что. Береги себя.

ТХ
: И, с днем рождения!
БК: Большое спасибо. Желаю тебе сладких снов в той далекой части мира. Увидимся в Лондоне.



Interview: What a time to be alive—especially if you happen to be one Tom Hiddleston, alumnus of the prestigious Dragon School, of Eton College, Cambridge, and the Royal Academy of Dramatic Art; that Tom Hiddleston—star of stage and screen, recently removed from a romance with megawatt dream girl Taylor Swift.

For Hiddleston, life is so good that it comes with a few too-good-to-be-true conspiracy theories—the best of which goes something like, Hiddleston, at 35, is a front-runner to replace Daniel Craig as the next James Bond, and PR teams staged his relationship with Swift in order to elevate his star power. As if he needed the help.

Hiddleston's star has, of it's own volition, and powered by his plentiful talents, been in perpetual rise since he was cast as the mythological baddie Loki, a recurring character in the ongoing Marvelverse of films, in Kenneth Branagh's Thor (2011). Cinephiles may likely remember the actor most fondly as the centuries-old vampire/rock'n'roller in Jim Jarmusch's Only Lovers Left Alive (2014) across from Tilda Swinton. But talent scouts would have noticed Hiddleston's work far earlier, in a variety of theatrical and television roles—alongside Branagh in the BBC's Wallander, for example—platforms where he has continued to thrive, all the way up to and including Susanne Bier's miniseries adaptation of John le Carre's The Night Manager this year, in which Hiddleston starred as a field agent, spying on the world's most sinister arms dealer. (Read more)

_____________________________________

Перевод: Tasha, специально для britishboys.ru / britishboyfriends.blogspot.com. Копирование запрещено  © 2016

Источники: 1 /
Категория: В ГЛЯНЦЕ | Просмотров: 2433 | Добавил: Tasha | Теги: Том Хиддлстон, photoshoot, фотосессия, Tom Hiddleston, Бенедикт Камбербэтч, Benedict Cumberbatch, интервью, Interview
Всего комментариев: 8
avatar
1
1 murlika • 22:31, 30.09.2016
поговорили 2 умных англичанина obhihikalas а фотосет кошмарный... разрыв шаблона - интервью и фотки, как небо и земля...даже не знаю что лучше,обтягивающие брючки или кожаный корсет с лямками
avatar
1
2 Фейхоа • 03:09, 02.10.2016
Дааа уж. В первый момент даже подумалось, а, часом, не перепутали текст и сопровождающие его фото. Корсет лучше, имхо, а ещё лучше первое фото, там такой взгляд, ух.
Поначалу показалось, что бритиши проюморят большую часть инью, потом традиционно похвалили места съёмок и коллег, а потом стало все очень серьёзно и интересно.
avatar
2
4 Tasha • 23:33, 03.10.2016
просто стоит только Тому дать слово.... ahahahaha ahahahaha
avatar
2
3 Tasha • 23:33, 03.10.2016
фотосет - вообще дно. у Interview, кстати, не припомню хотя бы одного не упоротого или не трешевого. оно, конечно, на грани, но концептуальность здесь убивает все искусство, мне кажется. в случае с Томом - такая же фигнища.
avatar
2
5 murlika • 01:23, 04.10.2016
Бар "голубая устрица" в восторге от фоточек... obhihikalas
avatar
1
6 Фейхоа • 20:00, 04.10.2016
Хм, мне тоже так подумалось, глядя на все фотки, окромя заглавной к новости. rolleyes
Зато инью приличное. Чем-то им надо выпендриться.
Будем считать, что Том демонстрирует свой актерский диапазон.
avatar
1
8 Tasha • 22:49, 04.10.2016
я, честно, боюсь диапазона в таком направлении))) интересно, конечно. но ту мач. или это и правда слишком сильный разрыв шаблона
avatar
1
7 Tasha • 22:48, 04.10.2016
obhihikalas obhihikalas obhihikalas obhihikalas
avatar