Главная » 2014 » Август » 25 » "Теория заговора" или почему французский фильм "Зулу" (Zulu) не будет иметь большого проката в США - интервью с Жеромом Саллем
16:01
"Теория заговора" или почему французский фильм "Зулу" (Zulu) не будет иметь большого проката в США - интервью с Жеромом Саллем

25 сентября 2014 года стартует показ фильма "Теория заговора" (Zulu) в российском и украинском прокате. Мировая премьера фильма состоялась еще в мае 2013 года на заключительном дне Каннского кинофестиваля, где ее представляли Орландо Блум, Форест Уитакер и режиссер француз Жером Салль (Jérôme Salle). Это не голливудский блокбастер с многомиллионными вложениями средств, этот фильм - обращение к истокам творчества самого Жерома Салля и хорошего добротного французского кино. Жером в своем интервью для русского портала kinopoisk.ru  рассказал о  том, как он подбирал актеров, о своих сомнениях и открытии для себя такой страны как ЮАР, о съемках в пустыне, о том, почему реалистичность повествования - это залог минимальной аудитории и о многом другом. От себя хочу добавить, что в свете мировых событий и протестов в американском Фергюсоне, этот фильм является актуальным и помогает разобраться или, хотя бы понять, что такое расовая дискриминанция... Интервью Жерома Салля читаем под катом 



По материалам kinopoisk.ru

В последние годы французский режиссер Жером Салль ассоциировался у широкой публики исключительно с фильмами о Ларго Винче — масштабными блокбастерами, снятыми им по серии популярных комиксов. Мало кто уже помнил, что в 2005-м он ворвался на большие экраны с триллером «Неуловимый», где главные роли сыграли Софи Марсо и Иван Атталь (пять лет спустя Голливуд выпустил ремейк этого фильма — картину «Турист» с Анджелиной Джоли и Джонни Деппом).

В 2013 году Жером Салль неожиданно вернулся к корням с «Теорией заговора» — захватывающим триллером, полным мрачного реализма. Действие происходит в ЮАР, главные роли исполняют Форест Уитакер и Орландо Блум, практически неузнаваемый в своем образе, а сам фильм затрагивает такие серьезные темы, как расовая нетерпимость, насилие на улицах и агрессия людей по отношению друг к другу. Никакой романтики и супергероев. Только правда жизни, какой бы жестокой она ни была.

Накануне российского релиза ленты КиноПоиск в лице журналиста Елизаветы Окуловой встретился с постановщиком и поговорил с ним о его новой работе.


«Теория заговора» — это криминальный триллер, довольно нечастый сейчас для Франции жанр. Почему во Франции сегодня снимается так мало подобных картин?

Думаю, в первую очередь по финансовым причинам. Кто финансирует французское кино в течение последних 30 лет? Телевидение. А там очень популярны комедии. Поэтому предпочтение отдается им. Кроме того, гораздо дешевле снять хорошую комедию, чем триллер. Во французском кино всегда были триллеры. Но теперь их стало сложнее снимать.

Французская публика любит, когда действие происходит во Франции, где-нибудь в Париже. А в вашем фильме события разворачиваются в ЮАР, что несколько необычно. Почему именно там?

— В первую очередь потому, что действие романа, по которому снят фильм, происходит в Южной Африке. Честно говоря, когда я его прочитал, я был в восторге, но на предложение продюсера об экранизации я сначала ответил «нет». Я никогда не был в ЮАР, не был знаком с культурой этой страны, не понимал местный менталитет. На что продюсер посоветовал мне: «Не говори „нет", а просто съезди туда». Так я и поступил. Я три недели путешествовал по стране, встретился с множеством людей. И я понял, что многие мои страхи, связанные с ЮАР, не были обоснованы. Оказалось, что быть там иностранцем вполне комфортно. Можно сохранять объективность. На меня не давил груз истории ЮАР, мне было легко общаться с самыми разными людьми. Я не был в их глазах ни плохим, ни хорошим, несмотря на цвет кожи. И я решил, что буду снимать фильм с южноафриканской командой, и на все роли, исключая две главные, которые исполнили Орландо Блум и Форест Уитакер, я приглашу местных актеров.


Прошлый год был годом перемен в вашей карьере. После нескольких лет работы с комиксовым материалом вы вернулись к триллерам. Каковы ощущения?

Все новое — это хорошо забытое старое. Но я думаю, что на этот раз старое получилось совсем другим. Я очень доволен проделанной работой, несмотря на то что она была нелегкой. Действие происходит в Южной Африке, но для меня это, пожалуй, самая личная и интересная картина. Во Франции действительно снимается не так много триллеров, но, с другой стороны, я счастлив, что мне удалось снять именно такой фильм — жестокий, мрачный. Подобные фильмы, как правило, не делаются в США. Вовсе не случайно, что такие актеры, как Орландо Блум и Форест Уитакер, с удовольствием согласились сняться в нем.

Что мне нравится во французском кино, так это то, что у нас есть возможность снимать фильмы, которые будут отличаться от американских. Часто мне говорят, что я очень американский режиссер. Я не думаю, что это так. Я француз. Да, «Теория заговора» снята на английском, но эта лента не будет похожа на то, что сняли бы в Голливуде.

Эта картина была фильмом закрытия Каннского фестиваля. Как вы себя чувствовали в этой связи?

Я испытывал невероятную гордость за проделанную работу, за всю нашу команду. От показа остались отличные воспоминания. Но при этом это был ужасный стресс! Фестиваль — это такая ответственность, такое давление. Все на тебя смотрят, ждут от тебя чего-то грандиозного, и ты боишься не оправдать эти ожидания. Ты как зверь в зоопарке. Особенно непросто было потому, что картина закрывала фестиваль. Зрители были уже измучены, их реакция была непредсказуемой.

"Во Франции действительно снимается не так много триллеров", - Жером Салль

Как вы думаете, почему фильмы про ЮАР всегда такие особенные? Например, «Район № 9» или «Клуб безбашенных». Они очень отличаются от других фильмов, вы легко поймете, что действие происходит именно в Южной Африке. И ваш фильм тоже такой.

Да. Многие из этих фильмов буквально дышат насилием. Почему? Потому что страна такая. И так было не только в эпоху апартеида, а всегда. Там всегда были серьезные разногласия между людьми разных национальностей. Это жестокая страна. Я чувствовал это, когда снимал свой фильм. Он тоже жестокий. Честно говоря, он получился даже более жестоким, чем я ожидал. Потому что съемки проходили в этой стране, потому что постановщик трюков был южноафриканцем, потому что актеры были южноафриканцами. Потому что некоторые из них были не просто актерами, а настоящими бандитами. Например, актер, который играл Кота. Это не актер, а реальный главарь бандитской группировки. В сценарии не передашь подобную атмосферу. В реальности все вышло гораздо более жестоким.

Но ведь, если подумать, «Теория заговора» — это в первую очередь не кровавый триллер, а детективная история. Вы изначально хотели сделать его таким? Или все же это вышло случайно?

Я хотел, чтобы фильм получился реалистичным. Потому что в реальной жизни мы становимся жертвами насилия тогда, когда меньше всего этого ожидаем. Допустим, ты идешь ночью по улице по своему обычному маршруту, которым ты ходил уже тысячу раз, и все было хорошо. И тут встречаешь плохого парня и нарываешься на неприятности. Когда ты сам прибегаешь к насилию, открываешь этот ящик Пандоры, никогда не знаешь, к чему это приведет. Это как война. Если ты ее развязываешь, неизвестно, когда она закончится и чем.

В фильме я пытаюсь донести эту идею до зрителя. Потому что, если ты применишь насилие, ударишь кого-то, неясно, что будет дальше. Может быть, у твоего противника за пазухой будет нож или пистолет. Ты можешь умереть. Поэтому хорошенько подумай, прежде чем начинать


Давайте поговорим об актерах. Роль, которую исполнил Форест Уитакер, писалась специально под него?

Нет. Изначально мы думали работать с другим актером, но он был уже занят на съемках. Уитакер — один из моих любимых актеров, и то, что он попал в мой фильм, — это невероятное счастье. Как-то ночью мне позвонил из Америки его менеджер и сказал, что в курсе нашей проблемы с кастингом. Он дал почитать сценарий Уитакеру, и тот ему очень понравился. Я ущипнул себя, будучи уверенным, что до сих пор сплю. Потому что я всегда восхищался Уитакером. Ими обоими, Блумом и Уитакером. Они очень разные, но оба великие актеры. Мне очень повезло, что удалось поработать с ними.

Что касается Уитакера, то, как он ведет себя на съемочной площадке, завораживает. Он словно не играет вовсе, все идет изнутри. Он мгновенно перевоплощается, эмоции сменяют друг друга, как облака на небе. Я не знаю, как он это делает.

Какие впечатления у вас остались от съемок в пустыне? Ведь технически это очень сложно.

Да, это было непросто, но воспоминания потрясающие. Мы снимали эти сцены уже в самом конце, после примерно 60 дней работы. Все были измучены. Но это было не так уж и плохо. Съемки в пустыне — это дорого, поэтому на площадке присутствовали всего несколько человек. Например, в сцене, где герой Орландо заходит в магазин и обнаруживает тела, на площадке были Блум, оператор, его помощник, гример и я. Мы были впятером. Мы сделали два дубля, и через 15 минут все было готово. Ну просто сказка!


Орландо Блум известен как актер, играющий романтические роли. В вашем же фильме он выступает в очень непривычном амплуа. Он такой жесткий, даже жестокий. Он и говорит сквозь зубы. Как вам удалось добиться этого?

Я ничего особенного не сделал, просто ему доверял. Мы впервые встретились в Париже, пообедали, обсудили роль, его героя. Я понял, что Орландо — очень приятный парень, он из тех, с кем хочется работать и общаться. Он блестяще вжился в роль, максимально раскрыл свой талант. Это было важно для него. И это очень приятно. Здорово работать с актерами, которые так преданы своей роли. Он сделал все, на что способен, и сделал это отлично. Мы, кстати, очень подружились, постоянно созваниваемся. Орландо Блум — замечательный человек.


"Цена реалистичности — потеря большой аудитории в странах типа США", - Жером Салль

В фильме все говорят с южноафриканским акцентом, используется также язык зулу. Насколько трудно было добиться этого от актеров?

Как я уже говорил, мне было важно, чтобы картина получилась реалистичной. И то, как говорят герои, — это ключевой момент. Мне самому было непросто работать над этой лентой. Ведь английский не мой родной язык, и работать на французском, конечно, было бы легче. Что касается актеров, это был титанический труд. Если Форест уже имел подобный опыт, то Блум делал это впервые. Он приехал в ЮАР за три недели до начала съемок, чтобы вжиться в атмосферу и освоить акцент.

Конечно, подобные эксперименты с языком — это всегда определенный риск, потому что лексика порой не будет понятна даже англоязычным зрителям. Но это не блокбастер. У меня были другие цели. Конечно, цена реалистичности — потеря большой аудитории в странах типа США. Но мы гордимся проделанной работой.

Насилие, расизм — ваш фильм пронизан этими темами. Почему, по-вашему, они вновь так актуальны?

Это не только вопрос расизма. Это размышление на тему о том, можно ли людям разных культур спокойно жить вместе в стране типа ЮАР, где над всеми висит трагическое прошлое этого государства. Это мысли о возможности прощения, о том, что мир очень хрупкий, и об этом нужно помнить. Скажем, что произошло в бывшей Югославии. Все было хорошо, и вдруг все старые проблемы вернулись. Мир непрочен. Мне хотелось, чтобы зрители об этом помнили. Мне кажется, что сегодняшние 20-летние плохо знают историю. И меня это пугает.

ТРЕЙЛЕР / TRAILER


Трейлер (украинский перевод от oKino.ua)


Кому не хочется ждать проката в кино, фильм можно посмотреть ЗДЕСЬ


______________________________________
Специально для britishboys.ru / britishboyfriends.blogspot.com. При полном или частичном копировании информации получение разрешения и активная ссылка на блог обязательны. Please credit if you use
Категория: АНГЛИЙСКОЕ КИНОНАШЕСТВИЕ | Просмотров: 807 | Добавил: murlika | Теги: interwrite, Орладо Блум, Жером Салль, Orlando Bloom, Зулу, Zulu, Jérôme Salle, интервью, Теория заговора
Всего комментариев: 2
avatar
1
1 murlika • 16:06, 25.08.2014
по отзывам фильм очень хороший...надо смотреть peace
avatar
1
2 Бригантия • 18:47, 25.08.2014
Надо обязательно посмотреть,Марин,спасибо за такую интересную информацию.
avatar