Главная » 2016 » Август » 15 » "Братья по оружию" Роберт Паттинсон и Брэди Корбет - общее интервью The Sunday Times
22:04
"Братья по оружию" Роберт Паттинсон и Брэди Корбет - общее интервью The Sunday Times


Самое странное в новом фильме Роберта Паттинсона - это... ну,.. да он весь странный. Начиная с наклона камеры, которая едва захватывает актеров, и заканчивая самим сюжетом, который вертится вокруг темы фашизма. Причем смотреть его нужно весьма сосредоточенно, потому что даже если знать, что фильм о фашизме, то сказать, будто "Детство лидера" (The Childhood of a Leader) - небо и земля по сравнению с вампирскими "Сумерками", будет явным преуменьшением, и фанбаза у них будет совершенно разная. Это все равно как если бы Джастин Бибер забросил популярную попсу и записал альбом в стиле индонезийской электронной музыки. Поэтому первым вопросом, который задал Роберту Паттинсону репортер "The Sunday Times" в одном из частных клубов Лондона: "Зачем нужно было ввязываться в нечто настолько эксцентричное?"

"Потому что ничего больше нет!"
, - говорит он, смеясь. Он смеется часто, немного туповато, будто подросток над очередной серией "Южного парка".  Крупнобюджетные фильмы, по его мнению, просто не настолько интересные. В 90-е годы было много возможностей среди мэйнстримных драм и боевиков, но теперь.. "Единственный вариант - это сниматься в супергеройском кино", - говорит он, ссылаясь на 71 экранизацию комиксов, которые в настоящий момент находятся в разработке. "Либо супергерои, либо независимое кино. И все!" Слышны нотки раздражения. "Нет даже фильма с Николасом Кейджем", - говорит он. - "Никакой вам "Воздушной тюрьмы" (Con Air, 1997). А я бы с удовольствием снялся в "Воздушной тюрьме".

Как он и говорит, таких фильмов, как "Воздушная тюрьма" сейчас не снимают. Поэтому вместо всей этой летней мишуры он согласился на роль в "Детстве лидера", который снимал его старый приятель и режиссер-дебютант Брэди Корбет. Он тоже здесь. Оба мужчины одеты в темно-синее: на режиссере синий шарф, несмотря на лето, а на знаменитости - синие джинсы и футболка, которая по виду была куплена в GAP лет восемь назад. Паттинсон такой же неброский. Больше скажу - я уверен, что он одет в ту же одежду, которая была на нем в нашу встречу на Каннском кинофестивале в 2014-м году. Я вспоминаю, что мне он в тот день показался с жуткого похмелья: "Я бы не удивился", - признает он, улыбаясь. В тот год ему было что праздновать: он продвигал сразу два фильма на крупнейшем слете режиссеров мира - один из них принадлежал "перу" культового режиссера Дэвида Мишо ("Ровер"), а второй был его второй работой с Дэвидом Кроненбергом (великолепная "Звездная карта"). Убедительный скачок в карьере молодого парня, которого все знают только по роли бессмертного в тинейджерской франшизе и по разрыву со своей коллегой Кристен Стюарт.

"В тот Каннский фестиваль, когда мы встречались с тобой",
- говорит Паттинсон, когда мы обсуждаем его драматичный карьерный поворот, - "Брэди был в фильмах восьми. Это было невероятно. Я гордился, что у меня аж два фильма, в то время как он каждые десять секунд появлялся в разных картинах".

Корбет неловко ерзает. Будучи человеком ни разу не высокомерным и получая комплимент от Паттинсона, режиссер шарахается. Хотя актер знает, о чем говорит. Если вы прекрасно знаете, кто такой Корбет, вероятнее всего последние пять лет вы смотрели лучший европейский арт-хаус. Он играл в "Меланхолии" Ларса фон Триера, "Зильс-Марии" Оливье Ассайаса и черной шведской комедии "Форс-Мажор".

"Меня никто и никогда не видел с блокнотом", - говорит он, когда я спрашиваю, пользовался ли тот своими ролями, чтобы научиться режиссуре. "Мне было любопытно, как работают все уважаемые мной люди. А кому не было бы? У меня не было намерения заработать имидж "потерявшегося в европейской натуре", просто на пять минут появляясь в каждом фильме".

Вместе они представляют собой занимательную пару - оба остроумные и иногда срываются на хриплый смех. Они дружат уже десять лет и познакомились, когда Паттинсон переехал в Лос-Анджелес. Корбет стал героем таблоидов после подросткового хита "Тринадцать" (2003), еще до совершенно иных ролей в ремейке "Предвестников бури" (2004) ("Мы познакомились с ним во время автограф-сессии для фанатов", - шутит Паттинсон), а потом и у Михаэля Ханеке в американской версии "Забавных игр" (2007). Теперь ему 27 лет и с норвежской актрисой (а также соавтором сценария "Детства лидера") Моной Фастволд у них есть малыш. Паттинсону 30 лет и, возможно, он помолвлен с экспериментатором в поп-музыке FKA Twigs (это зависит от дня, когда вы решите проверить эту информацию в интернете).

Их фильм настолько же загадочный, как и они сами: культовый, саундтрек  написан Скоттом Уокером. Главный герой - Мальчик (Том Суит), а происходит действие в 1918-м году, когда он переезжает во Францию вслед за Отцом-дипломатом (Лиам Каннингем) в период заключения Версальского договора. Происходящие события взращивают в нем будущего фашистского лидера. Звезда "Сумерек" играет влиятельного журналиста и неожиданную роль, о которой лучше помалкивать.

Фильм снят в жутковатой манере, будто фильм ужасов, что превращает зрителей в свидетелей будущей катастрофы, но не дает им ключа к разгадке. Он и правда вынуждает зрителя думать. "Фильм аллегоричный, а не буквальная раскладка формулы "дважды два четыре", - объясняет Корбет. "В документальных фильмах о происхождении главных злодеев 20-го века абсурднее всего выглядит поворотный момент, благодаря которому они такими стали. Полная нелепость, поскольку на вид несущественные моменты формируют нашу личность точно так же, как и серьезные травмы. Я более глубоко воспринимаю время, когда мне было пять лет, вспоминая иногда духи моей мамы, нежели оплакивая умершего друга".  Определенно не человек размеренного склада ума.

Я интересуюсь у Паттинсона, как Корбет "продал" ему свой фильм. "Когда вы растете в Англии", - объясняет он, - "у вас вырабатывается естественное отвращение к историческим фильмам, особенно когда вы посещаете частную школу. Как только вы видите сценарий такого фильма, вы думаете: "Тьфу ты". Но этот сценарий мне показался на удивление современным. Он был просто очень необычным". Корбет соглашается с тем, что у фильма об экстремизме есть современный резонанс. "К сожалению", - вздыхает он, - "Я мог бы снять кино через сто лет, и оно все равно было бы актуальным".

Даже если британский мальчик с плаката, названный фанатами "Р-Паттц" и обретший славу, надувая губы, и кажется поначалу странной парой для этого вдумчивого американца, который решил, что Голливуда не достаточно для его мозга,  то это ощущение быстро исчезает. У Корбета саркастичный склад ума и он горазд высмеивать отдельные фильмы в пользу социальных драм "о таксисте в депрессии и его приемном сыне, бывшем беженце, .. которые вместе находят искупление". Паттинсон может и говорит меньше, но вся его речь содержательна и, говоря метафорически, такая отдача подводит итог всему, что он привносит в свой новый фильм.

Откровенно говоря, без него "Детство лидера" могло бы и не состояться никогда. Корбет много лет пытался получить финансирование, тогда как многие актеры - особенно молодые - ищут любую аналогичную роль, рассчитывая на быстрые деньги по отработанной схеме. Однако Паттинсон - он настаивает - не такой.

"Это самый хитрый способ использовать успех", - говорит Корбет. "Основная схема продаж: актеры становятся объектами с определенной стоимостью, и вы фактически получаете исполнителя и продюсера в одном лице, потому что можете позвать режиссера, который испытывает сложности в создании своего фильма, и, вдруг... участие Роба означает, что режиссер может наконец-то реализовать свой замысел".

Я спрашиваю у Паттинсона, считает ли он, что его фанбазе 20-летнего возраста будет интересен его странный путь. "Временами", - неуверенно отвечает он, - "Однако многое неизвестно. Если вы видели "Ровер", вряд ли не задумались: "Он пытается найти что-то совершенно новое". Весь смысл в дезориентации, пока я пытаюсь делать это для себя".

"Сумеречные" фильмы были набором всего, чего только можно, однако их главные персонажи, как и Дэниел Рэдклифф распрощавшись с "Гарри Поттером", отлично использовали это окно. Эти актеры были невероятно знаменитыми, в невероятно молодом возрасте, а потом сбежали из мэйнстрима. В то время как многие (Руффало, Йоханссен, Камбербэтч, Адамс, Лето),  по мнению людей, зря расходуют свой потенциал в супергеройском кино в середине своей карьеры, они искали новые проблемы. Паттинсон рассказывает, как Кроненберга спросили, может ли талант вывести кинокомиксы на более высокий уровень, на что тот ответил: "Нет, они все равно тупые ребята в плащах".

Корбет перебивает. По его словам, это "странный период" в культуре. "Контента так много и просто невероятно, насколько плоха большая его часть", - говорит он, качая головой и одновременно улыбаясь. "Возможно, я просто грубиян, однако вполне вероятно, что все это сплошное дерьмо. Теперь есть такая странная штука, как разговор о тайных пристрастиях (guilty pleasure), который заходит во время ужина с друзьями".

"Но у человека не может быть тайных пристрастий", - говорит Паттинсон. - "Это ведь тогда просто твое пристрастие!".

Корбет - обеспокоенный мыслитель, типичный представитель инди-молодежи с кучей свободного времени для чтения. А вот Паттинсон удивляет. Никто не думал, что у невнятного, но очень известного молодого исполнителя, который скорее будет купаться в лучах собственной славы, найдется наглость высказать свое мнение. Оцените его взгляд на телевидение. Он говорит, что люди больше сочувствуют актерам маленького экрана, потому что это все равно, что каждый день принимать их в гостях у себя дома. Все просто. "Но акт похода в кино - это другое", - продолжает он. "Люди думают: "Я же заплатил деньги. А мог куда-нибудь поехать. Так что теперь давайте, развлекайте меня." Если вы смотрите что-то по ТВ на протяжении 30 часов, вам не нужно утруждаться и искать подтекст, как в кино. Подтекст лежит на поверхности. Возьмите любую игру актера и вы сами, как зритель, создадите в своей голове подтекст. Игра здесь более детальная, а сюжеты более растянутые".

Возможно, он всегда был аутсайдером. Возможно, именно поэтому он был так хорош в роли вампира-социопата Эдварда Каллена. Интересно, желание двигаться дальше было ли попыткой избежать глобальных пресс-туров? Он ими наслаждался: "Я просто постоянно напивался".

Есть еще кое-что. Он признается, что первый нон-стоп с прессой начинался с 80 интервью в день, на протяжении многих недель подряд. "Было ощущение невменяемости. Думаю, студия сократила количество моих интервью, потому что я начал нести полный бред". Что он посоветует актерам на такой же дистанции? "Ограничивайте свои обязательства".

Jonathan Dean



Sunday Times: Robert Pattinson and Brady Corbet: Brothers in arms


The Twilight star and his director, an old pal, on their challenging new film — an intelligent movie that goes against the grain in modern Hollywood

The oddest thing about Robert Pattinson’s new film is, well, it’s all odd. From a tilt of the camera that barely shows the actors, to a story about fascism that you need to work really hard at even to know it’s about fascism, it is an understatement to say that The Childhood of a Leader is so far removed from its star’s huge vampire breakthrough, Twilight, that it will share absolutely none of the same fans.

It’s like Justin Bieber giving up chart-friendly pop hits to record an album of Indonesian electro. So, in a members’ club in London, over morning coffee, I ask the actor, why — why do something this peculiar?

"Because nothing else exists any more!” he says, laughing. He laughs a lot, a little nerdy, like a teenager at home watching a particularly good episode of South Park. The larger films, he explains, just aren’t that interesting. In the 1990s, there were the options of mainstream dramas or adult action films, but now… "Your only option is to do a superhero movie,” he says, referring to the 71 comic-book adaptations currently in the works. "You can do a superhero, or you can do indies. That’s it!” He sounds exasperated. "You cannot even do Nicolas Cage movies,” he says. "You can’t even do Con Air. I would love to do Con Air.”

As he says, though, films like Con Air don’t exist now. So instead, in this summer of loud fluff, he has a part in The Childhood of a Leader, made by his old friend — and first-time director — Brady Corbet. He’s also here. Both men are in dark blue: the film-maker in a scarf, despite its being summer; the star in jeans and a T-shirt that looks as if it was bought at Gap eight years ago. Pattinson is low-key like that. In fact, I’m sure he’s in the same clothes he was wearing when we met in 2014 at the Cannes film festival. I say I thought he was incredibly hungover that day. "Wouldn’t be surprised,” he admits, smiling. He had plenty to celebrate that year, since he was promoting two films at the world’s largest auteur event: one by the cult Aussie David Michôd (The Rover), the other his second film with David Cronenberg (the great Maps to the Stars). Some credibility leap for a young man then only known for playing undead in a teen series and breaking up with his co-lead, Kristen Stewart.

"That Cannes you saw me at, though,” says Pattinson as we discuss his dramatic career change, "Brady was in, like, eight films. It was unbelievable. I was so proud of myself that I had two, and then, every 10 seconds, he was in a different movie.”

Corbet (it rhymes with "sorbet”) fidgets awkwardly. Neither man is remotely arrogant, so, faced by a puff from Pattinson, the director recoils. The actor has a point, though. If you know Corbet at all, it is most likely because you have been watching the best Euro arthouse of the past five years. He was in Melancholia (Lars von Trier), Clouds of Sils Maria (Olivier Assayas) and Force Majeure (black comic Swedish essential).

"I mean, I never showed up anywhere with a notepad,” he says, when I ask if he was using these roles to learn how to direct. "I was curious to see how those I really admired worked. Who wouldn’t be? It wasn’t my intention to look like I’d got lost in a European backlot, going ‘Hey!’ for five minutes in everyone’s movie.”

You can do a superhero or an indie. That’s it!

They’re an entertaining pair, all dry wit and occasional raucous corpsing. They’ve been friends for 10 years, meeting when Pattinson moved to LA. Corbet leapt to tabloid fame in the teenage button-pusher Thirteen (2003), before very different parts in a Thunderbirds remake ("I met him at a fan signing,” Pattinson jokes), then as one of the killers in Michael Haneke’s US rehash of Funny Games. He’s 27 now and has a toddler with his Norwegian partner (and Childhood of a Leader co-writer), Mona Fastvold. Pattinson is 30 and may be engaged to the experimental pop star FKA Twigs, depending on which day you check it out on the internet.

Their film is as inscrutable as they come; so cult, its soundtrack is by Scott Walker. The lead is The Boy (Tom Sweet), and what happens is that, in 1918, he moves to France because The Father (Liam Cunningham) is a diplomat on the Treaty of Versailles. Everything that happens will lead to his becoming a fascist leader decades on. The star of Twilight plays an influential journalist and a surprise role best kept mum.

Shot eerily, like a horror film, it makes viewers witnesses to a future catastrophe, but without giving them many clues. It really does make you think. "The film’s allegorical, not a literal breakdown of how two plus two equals four,” Corbet explains. "The most absurd thing with documentaries about origin stories of 20th-century villains is there is always a turning point that defined them. Which is absurd — as seemingly inconsequential moments shape us as much as traumas. I relate more deeply at times to the scent of my mother’s perfume when I was five than I do to grieving for a friend who passed away.” Clearly not a man for a quick pitch.

I ask Pattinson how Corbet sold him his film. "Growing up in England,” he explains, "you have a natural aversion to period pieces, especially if you’ve gone to private school. As soon as you have a period script, you’re like, ‘Ugh’. But I read this and it felt weirdly contemporary. It was just really unusual.” Corbet agrees that as a film about extremism, it has modern-day resonance. "Unfortunately,” he sighs, "I could make the movie in 100 years and it would never not be relevant.”

If the British pin-up, called R-Patz by fans, who found fame through pouting, seems an odd match for this thoughtful American who decided Hollywood was insufficient for his brain, such notions vanish fast. Corbet has a sarcastic sort of intellect, and is quick to deride certain film funds for only backing social dramas about "a depressed taxi driver and his adopted son,who’s a former refugee … They find redemption together.” Pattinson may say less, but what he does say matters, and, in a stretched metaphor, such efficiency also sums up what he brings to his new film.

Bluntly, without him, The Childhood of a Leader may never have been made. Corbet tried to get financing for years, yet lots of actors — especially young ones — seek out any old role, thinking that will do: money over method. But Pattinson, he insists, isn’t like that.

"It’s the smartest way to use success,” Corbet says. "Because the way sales works is that actors become objects with a certain value, and you effectively become a performer and a producer, because you can call up an auteur having a hard time getting their film made and, well, suddenly… Rob’s involvement means [a director] can be on the path to getting it made.”

I ask Pattinson if he thinks his fanbase from his early twenties have followed his weird path. "Sometimes,” he says, unsure. "But a lot of the stuff is very obscure. I think there is no way if you saw The Rover, you wouldn’t think, ‘He’s trying to find things completely new.’ The entire point is to be disoriented, as I am trying to do that for myself.”

The Twilight films were a mixed bag, but its leads, as Daniel Radcliffe did by moving on from Harry Potter, used the window well. Kristen Stewart is perhaps the best film actress under 30; while Radcliffe took his momentum and money from playing the boy wizard to spend time in plays and make his new film about a farting corpse. These actors were extremely famous extremely early, then fled the mainstream. While many (Ruffalo, Johansson, Cumberbatch, Adams, Leto) whom people consider as superior waste mid-careers in superhero movies, these three have looked for challenges. Pattinson tells of Cronenberg being asked if the talent in comic-book films elevated its material, to which the director said, no, "they’re still just the stupid guy in a cape”.

Corbet interjects. It is, he says, "a weird moment” in culture. "There is so much content, and it is unbelievable how bad so much of it is,” he says, shaking his head and smiling at the same time. "Maybe it’s just because I’m a curmudgeon, but I think it is possible everything is pretty shitty. There’s this weird thing now when you go to dinner with friends, and [everybody’s talking] about guilty pleasures.”

"But you can’t just have guilty pleasures,” says Pattinson. "Because then it’s just your pleasures!”

Corbet is a concerned thinker, typical of a young, indie, angsty set with a lot of time to read. Pattinson, though, is the surprise. Nobody thought him dim, but rather that hugely famous young actors playing the publicity game rarely find the nerve for an opinion. But take his views on TV. He says people are more sympathetic to performances on the small screen, as it is like having someone visit you in your house. It’s easy. "But the act of going to the cinema,” he continues, "people think, ‘I’ve paid money. I had to travel. Now I want to be entertained. Entertain me.’ With TV, if you commit to watching anything for 30 hours, you no longer have to figure how to present subtext, like in a movie. The subtext is on the surface. Stretch out any performance and you’ll create subtext in your own head as a viewer. They seem like much more nuanced performances, as plot points are much more stretched.”

Maybe he’s always been an outsider. Maybe that’s why he was good as the societal outcast vampire Edward Cullen. I wonder if a reason to move on, though, was to avoid mammoth global press tours. He shrugs. He enjoyed them, he says. "I just got wasted the whole time.”

There’s more. He admits the first publicity trot was 80 interviews a day — for weeks on end. "You feel insane, but I think the studio cut my days because I started speaking total gibberish.” His tip to any actors on a similar treadmill? "Be a total liability.”

_____________________________________

Специально для britishboys.ru / britishboyfriends.blogspot.com. При полном или частичном копировании информации получение разрешения и активная ссылка на сайт / блог обязательны. Please credit if you use

Источники: 1 / 2 / 3 /
Категория: В ГЛЯНЦЕ | Просмотров: 506 | Добавил: Tasha | Теги: Robert Pattinson, The Childhood of a Leader, Роберт Паттинсон, The Sunday Times, интервью, Interview, Детство лидера
Всего комментариев: 7
avatar
1
1 murlika • 10:08, 16.08.2016
Ташик. спасибо за перевод! Давненько Роб ничего не говорил. peace
avatar
1
3 Tasha • 22:33, 16.08.2016
ну... такое hm
avatar
1
2 elenakrav38 • 17:58, 16.08.2016
Фраза из статьи:"Возможно. он всегда был аутсайдером.." А вот выдержки из интервью Корбейна "The Observеr маgazinе ": " Я не знаю неуверенность ли это. но он (Роберт) гораздо талантливее.. чем считает сам. Очевидною успех пришел к Робу слишком легко с сумеречными сериями и с тех пор он берется за второстепенные роли. чтобы доказать самому себе. что он актер. а не просто знаменитость. Это мужественно. но он недооценивает свои способности... это излишне..."
avatar
1
4 Tasha • 22:33, 16.08.2016
"не просто знаменитость" - это в нем было видно всегда. к счастью
avatar
1
5 Фейхоа • 01:42, 18.08.2016
Ташик, спасибо большущее! Но сама статья вызвала уж очень неоднозначную реакцию, осталось весьма неприятное впечатление от крайне предвзятого мнения и подачи журналиста. Половина статьи об успехе "Сумерек" и его каста. Писаке так завидно, что не успел к разделу сумеречного пирога и приходится мучить себя просмотром серьезного кино для ограниченной аудитории, которым сильно не повысишь продажи журнала и свою собственную значимость и узнаваемость?
"Даже если британский мальчик с плаката, названный фанатами "Р-Паттц" и обретший славу, надувая губы" - это что за оценка на уровне долбанутых на всю голову крисби? Крайне неуважительно и непрофессионально. После 80 инью таким журнализам из ЖП немудренно, если захочется напиться.
И жаль, что Роб совсем не фильтрует публикуемую писанину о себе, поучился бы у бывшей коллеги создавать о себе имидж звезды столетия при нулевых данных для этого. Робыч, нанимай публициста, а то некоторые не говорящие о личной жизни без тебя фанфик напишут, до того активно начали не говорить.
avatar
0
6 murlika • 10:33, 18.08.2016
я думаю. что Робыч все ближе и ближе подбирается к режиссуре. и если н что-то надумает снять. то сам и сценарий напишет, вот только все это будет на ТАКОГО любителя арт-хауса. что многие скажут. что Ро сошел с ума. aga
avatar
1
7 Фейхоа • 01:59, 19.08.2016
Нууу не знаю... Куда ему пока в режиссеры, даже если арт-хаусного? Ни опыта, ни образования. Разве, как ты говоришь, совсем сумасшедшего. hm Но нафига уподобляться особе, которая без фака двух слов связать не может и школу не закончила, но зато и стихи пишет, и картины, и кино снимает.
Опять же чтобы снимать, нужно финансирование, а кто даст деньги под такой проект. Это ж надо найти аналогичного Паттинсона, которого вусмерть задолбали промо блокбастеров, который уже популярен и под него дадут деньги, но при этом ему пофиг на славу, ему интересен новый опыт и новые имена. sorry
Мне кажется, что Роба в ближайшие годы не заманить ни в какие блокбастеры, если вообще когда-то заманить. Вон до сих пор долбанутые робстены и крисби не дают покоя ни ему, ни его девушке, поливая дерьмом все и всех вокруг него. Иногда думаю, что он вообще предпочел бы исчезнуть на какое-то время, чтобы эти психические забыли о нем. Другое дело, что для актера, еще не имеющего сложившейся репутации, это довольно опасно - могут забыть не только психические, но и продюсеры.
А этот поганец даже не хочет нанять публициста (или как их звать), который будет создавать ему нормальный имидж и не будет допускать публикации инью, в котором о нем слова доброго не сказали, и про сыгранную роль в фильме, которому вроде как посвящено инью, ни строчки. А журнализд этот ... angry
avatar