Главная » 2015 » Октябрь » 16 » Промо "Лобстера": Колин Фаррелл на The Late Late Show, The Manual и интервью для "The Telegraph" - "Я превратился в пародию".
15:00
Промо "Лобстера": Колин Фаррелл на The Late Late Show, The Manual и интервью для "The Telegraph" - "Я превратился в пародию".

Не так часто Колин Фаррелл появляется на Родине в Ирландии с большим промо нового фильма. В этом году он привез на суд зрителей "Лобстера" (The Lobster). Как только Колин прибыл в родные пенаты. так каждое телешоу решило пригласить его к себе. Остановимся на дублинских "The Late Late Show" и  "The Manual". В общем-то, все интервьюеры хотели узнать у Фаррелла о его жизни в Лос-Анджелесе, об отношении к одиночеству, здоровому образу жизни, йоге, о планах на будущее. В этом отношении издание "The Telegraph" пошло по накатанному пути и просто заслала к ирландцу своих журналистов. Так появилось большое октябрьское интервью с актером, в котором Колин повторил практически все, что говорил на различных шоу. Итак, видео с "The Late Late Show" и  "The Manual", а также выдержки из разговора по-душам с "The Telegraph" смотрим и читаем под катом. Выражаем благодарность паблику vk.com/colinfarrellfan за теплое и трепетное отношение к Колину Фарреллу   

ПРОМО "ЛОБСТЕРА" В ИРЛАНДИИ И АНГЛИИ

КОЛИН ФАРРЕЛЛ / COLIN FARRELL

09.09.2015 - THE LATE LATE SHOW (ИРЛАНДИЯ)

Full video >>>>  (17 min)







10.10.2015 - THE MANUAL (ИРЛАНДИЯ)


Colin Farrell is one of the most popular actors to come from these here shores. The North Dubliner broke onto the scene 15 years ago as the lead in war flick, Tigerland, and quickly established himself as a leading man of choice for many top tier directors in Hollywood. His career has had many ups and downs, but the Golden Globe winning actor does some of his finest work in the beautifully mental 'The Lobster'. He talks to Mike about his work in the film and his career; while Mike makes a case for his most underrated flick. We're not sure he's convinced. 

  


ВЫДЕРЖКИ ИЗ ИНТЕРВЬЮ ДЛЯ THE TELEGRAPH (10.10.2015)


За перевод большое человеческое спасибо Земфире Булатовой и паблику vk.com/colinfarrellfan 

"Я превратился в пародию. Как Колин собирал себя по кусочкам"

Его назвали одним из самых перспективных актеров своего поколения, а после этого началось его саморазрушение: секс, наркотики и алкоголь.

Он вернулся: старше, мудрее, один и трезвый, но по-прежнему горячий.

Все мы знаем, что Колин очень привлекательный, его магнетизм притягивает.
Кажется, что он обладает особой энергией, с помощью которой умудряется навлекать на себя то удачу, то неприятности, то нечто среднее. Вот этим всё и обернулось: мы с ним стоим под дождем, его пальто на моих плечах, а наши левые руки лежат на "святой книге" индийского йога, который сам к нам подошёл, когда мы вышли из лондонского отеля, в котором остановился Колин, чтобы покурить.

Он ошибочно принял нас за пару, поэтому начал проводить ритуал по определению нашей совместимости (в итоге, кстати, вышло, что я для Колина очень подхожу). Наш гуру предупреждает Колина. "Вот что я тебе скажу: не открывай так легко тайны своего сердца". Но это больше похоже не на глас богов, а на мольбу настрадавшегося агента Фаррелла.

Колин с самым серьёзным видом кивает и продолжает рассказывать мне анекдот о своей бурной молодости. Стоит отметить, что у него на столике рядом с кроватью лежит книга "Автобиография йога".

Теперь прежнего Фаррелла, любителя острых ощущений, необузданного в своих желаниях, что было видно даже на фотографиях, уже нет. 
Сейчас ему 39 лет, он посвятил себя йоге, 10 лет назад завершил курс реабилитации, он совсем не пьёт и 5 лет ни с кем не встречается (в интервью на The Late Late Show Колин отметил, что теперь этот срок составляет уже 6 лет).

Колину во многом помог вылечиться от зависимости его сын Джеймс, который страдает синдромом Ангельмана. "Тебе ведь необходимо огромное количество энергии для того, чтобы пройти курс, который делится на 12 частей. Джеймс стал для меня очень близким человеком. Что-то внутри меня очень хотело жить, это желание во мне всё росло и росло, оно меня перебороло. Силу этого желания ни с чем не сравнить, даже если бы я кричал, находясь в закрытой комнате. Вот теперь я это понимаю".

Фаррелл не испытывает большого желания копаться в своем прошлом. Он целое десятилетие неустанно следил за собой, не давал сорваться. И он совсем не хочет, чтобы его молодость была овеяна какими-либо мифами и домыслами - "у меня была вполне банальная наркотическая зависимость". Но и относиться с большим почтением к своему настоящему и превозносить себя он тоже не собирается - "я не считаю себя идеальным отцом или полностью излечившимся человеком".

Колин по-прежнему само очарование, ничего не изменилось. Шторм прекратился, теперь гораздо проще разглядеть его чувствительную натуру. Его интеллект, живой ум, его мягко накрывающие тебя эмоции. В нем чувствуется нежность, во всём, в его стиле и в манере общения.

У него отлично развит отцовский инстинкт: он предлагает мне свой сэндвич, предварительно вытащив из него весь сыр, который мне не нравится, ещё он внимательно следит за мной и постоянно добавляет молоко в мой чай.

Сыр и пикули - вот предел его теперешней вакханалии. Что бы обо всем этом подумал молодой Колин? "Если бы он услышал, как я тут о йоге рассказываю, то явно подумал бы "вот идиот". Ему было бы не очень комфортно находиться рядом с кем-то тихим. Такая перспектива его бы точно убила". Тут Фаррелл поеживается и добавляет: "И если бы сюда вошёл 25-летний Колин, мне бы точно пришлось покинуть комнату".

Колин действительно в некотором роде олицетворял Ирландию, когда вел себя подобным образом. Он сам создал свой образ буйного ирландца, взбудоражив тем самым не слишком привыкший к такому Лос-Анджелес. Сыграл и тот факт, что образцом ирландской сущности для Колина в то время являлся поэт Brendan Behan, печально известный своими интервью в пьяном угаре и спорными высказываниями.

"Я превратился в пародию. Всё вокруг было слишком преувеличенным: возможности, которые мне открывались, деньги, которые я зарабатывал. Я сам создал эту дымовую завесу, которая всё представляла в таком свете, превозносила меня. Это всё, что у меня тогда было, всё, за что я мог цепляться. Временами это напоминало настоящее бедствие. Словно ты строишь плотину, а вода бурлит и поднимается всё выше и выше. И вот плотина рухнула, а я задумался: "Я больше не понимаю, кто я такой, в кого я превратился". 

Во время реабилитации я стал более свободным, чем был до этого. Я осознал, что у меня было слишком много страхов. Умным я был или нет? Был ли я хорошим любовником, сыном, отцом, актером?"

Отметим его роль в "Настоящем Детективе", воплощение аморального Велкоро, который цепляется за своего сына, словно он является его последней надеждой на спасение. 
Рэй - это единственный луч света во втором сезоне сериала. Фаррелл говорит, что Рэй ему очень понравился. "Я солидарен с его убеждением насчет того, что если у тебя есть ребёнок, значит у тебя есть шанс перемотать пленку назад". 

Он вряд ли может считаться идеальным кандидатом на роль в #TheLobster - неуклюжего, полного и разведённого. Но его манера игры даже в таком образе трогает душу своей открытостью, легким унынием и комичностью.

Он на пороге своего 40-летия и пока одинок, не чувствует ли он себя изгоем?
"Нет, но я временами чувствую давление своего одиночества, когда думаю об этом днем или ночью, но я не испытываю сожаления".

"Я никогда не был в отношениях достаточно долго для того, чтобы они превратились в то, к чему я стремился в те моменты, когда был здравомыслящим и слушал своё сердце. Встречался с кем-нибудь почти год, а потом во мне снова пробуждались голоса прошлого, и я сбегал. Что это были за голоса, что они говорили? Скажем так, таким образом я проявлял своё нетерпение, я не любил ждать".

Сейчас он куда более осмотрительный, чем раньше. Он говорит, что очень занят тем, что старается быть хорошим отцом и быть рядом с детьми, а ещё он часто находится в разъездах, так как много работает. "Но я не вел монашеское существование, целовался пару раз".

Отношений на одну ночь он по-прежнему избегает. "Когда ты достигаешь вершины горы, тебе ведь это нравится? Да, всего лишь на какую-то долю секунды. А вот путь вверх и вниз такого же удовольствия не приносит".

"Я не избегаю близости в отношениях, наоборот, в своё время я безудержно ею наслаждался. 
Несколько раз я даже вышел за рамки дозволенного, когда что-то обещал под влиянием захлестнувших меня чувств, а сдержать обещание не мог. Я не знал, что значит умеренность в любви, не знал, как себя сдерживать. Каждый из нас живёт и учится тому, как заботиться о чужом сердце и не отдавать его кому попало".

***

'I became a parody': Colin Farrell on his return to cinema and sobriety

Once hailed as the next great actor of his generation, Colin Farrell self-imploded in a haze of sex, drink and drugs. Now he’s back: older, wiser, single and sober – but still incandescent.

Colin Farrell is magnetic: this much we know. Indeed, there is something about his energy that seems to attract the metal of life – intensely good, at times intensely bad, and sometimes a little random. This is how we end up, standing in the rain, his jacket slung in a gentlemanly fashion over my shoulders, both our left hands on the 'holy book’ of an Indian 'yogi’ who has accosted us outside Farrell’s London hotel during a cigarette break.

Having mistaken Farrell and me for a couple, he performs a darshan blessing to calculate our compatibility – apparently, I am very good for him. 'Just one last thing,’ our guru warns him. 'Do not tell the secrets in your heart so easily.’ This feels less of a message from the Hindu gods than from Farrell’s long-suffering publicist.

Farrell nods gravely, and stops short of rattling out the rest of an anecdote about his drug-fuelled youth, which begins, 'I used to love an eight ball,’ his eyebrows tilting like slashes of black marker pen. I wonder what the karmic sentence is for killing a swami.

All this is strange; only stranger because Farrell’s film The Lobster, a dystopian satire of 21st-century mating, opens next week, and Autobiography of a Yogi is Farrell’s current bedside tome. It is safe to say that it is a book that would once have not been on his reading list.

But Farrell the diehard sensualist, who seemed in constant orgiastic motion in tabloid photographs, is long gone; now 39, he is a dedicated convert to green juice and yoga. Yet rehab 10 years ago, seven years of sobriety and five of singledom have not made him anodyne.

If he has evolved into a new man through a decade of abstention, he appears to be, in his freewheeling bonhomie at least, refreshingly unchanged. It is easy to see how, when magnified exponentially by stimulants, this could have got him into trouble.

When, aged 22, he moved from Dublin to Hollywood, he was notorious not only for his frenzied devouring of narcotics, whisky and women, but also for his refusal to modify himself for the sterilising publicity machine. He vomited forth the unedited details of his antics to journalists – as if the priests of his confessions. He was quoted on porn, prostitutes and on one occasion heroin. And so any subtleties of the man were drowned out by his soundbites.

It would be easy to frame Farrell’s 20s in equally splashy terms. They read, after all, rather like a classical parable. The Icarian ascent to Hollywood after he was cast, with only a few professional acting credits, in Joel Schumacher’s acclaimed Tigerland (2000), hailed as the 'next great actor of his generation’ and leapfrogged into roles opposite Tom Cruise in Minority Report and Al Pacino in The Recruit.


___________________________________
Специально для britishboys.ru / britishboyfriends.blogspot.com. При полном или частичном копировании информации получение разрешения и активная ссылка на блог обязательны. Please credit if you use
Категория: БУДНИ АНГЛИЙСКИХ БОЙФРЕНДОВ | Просмотров: 565 | Добавил: murlika | Теги: Колин Фаррелл, promo interview, The Lobster, The Late Late Show, Colin Farrell, Ирландия, The Manual, промо-интервью, лобстер, THE TELEGRAPH
Всего комментариев: 0
avatar