Главная » 2015 » Апрель » 7 » Эмма Стоун для Interview (RU): "Смешная - это лучший комплимент"
16:57
Эмма Стоун для Interview (RU): "Смешная - это лучший комплимент"

Эмме Стоун всего 26 лет, но за ее плечами уже 84 фильма. Её мы знаем по фильмам: "Прислуга", "Эта дурацкая любовь", "Добро пожаловать в Zомбилэнд", "Отличница легкого поведения", "Секс по дружбе", "Бёрдмэн", "Магия лунного света". Это интервью у актрисы было взято еще в августе 2014 года на Венецианском кинофестивале журналистом Interview (RU) Инной Денисовой. Именно тогда фильм "Бердман" начал свое триумфальное шествие по всем кинопремиям и церемониям, в итоге достиг главной ступеньки - стал победителем сразу в 4 номинациях на Оскар: "Лучший фильм", "Лучший режиссер" (Алехандро Гонсалес Иньярриту), "Лучший сценарий", "Лучшая работа оператора". Эмма Стоун была удостоена номинации как "Лучшая актриса второго плана". В своем интервью Эмма рассказала, каково это сниматься у такого режиссера, как Иньярриту, и почему для нее лучший комплимент, когда ее называют смешной.   

ЭММА СТОУН / EMMA STONE

ЖУРНАЛ "ИНТЕРВЬЮ" / INTERVIEW (RU)


В прокат вышел «Бердмэн» — новый фильм Алехандро Гонсалеса Иньярриту о стареющем голливудском актере (Майкл Китон), который прославился франшизой по комиксам, а на старости лет решил сменить имидж и выступить в амплуа интеллектуального театрального деятеля. Пока он ставит свой спектакль (в котором сам играет, по книге Раймонда Карвера, которую сам и адаптировал), переживает тяжелое сотрудничество со скандалистом-суперзвездой (очень впечатляющий Эдвард Нортон) и разбирается со своими женщинами, на заднем плане маячит его дочь — вернувшаяся недавно из рехаба взрывная девушка по имени Сэм, которая помогает ему вести дела, а в свободное время в основном сидит на крыше театра, изрекая едкие сентенции по поводу окружающего мира. Ее трогательное колючее подростковое обаяние оттеняет безумие главного героя, развивающееся по траектории фильма «Черный лебедь», и делает многозначительного «Бердмэна» чуточку более человечным. За роль Сэм Эмма Стоун получила номинацию на «Оскар», и мы будем в ночь вручения наград болеть за нее и за Патрисию Аркетт. А пока публикуем интервью, которое взяли у актрисы еще в августе, после премьеры фильма на Венецианском кинофестивале.


Каково вам было сниматься у Иньярриту?
Захватывающе. Абсолютно уникальный опыт. Как будто мы поставили спектакль. Работали как в театре: прогоняешь сцену за сценой 25 раз. В общем, таких съемок у меня еще не было.

Роль неуравновешенной дочери Бердмэна — самая драматическая из ваших ролей?
Думаю, что да. Драматичней ничего не было.

И как вы достигали максимального напряжения?
У меня такой характер: обожаю ставить труднодоступные цели. Те, что всех ужасают и кажутся недостижимыми. Меня к такому будто магнитом притягивает. Мы напряженно и очень интенсивно репетировали. Алехандро — самый дотошный человек из всех, кого я видела в жизни: его волнует буквально каждая мелочь. Он перфекционист. Что-то у кого-то не получается — возвращаемся к началу и снова репетируем одну и ту же сцену 25 раз. Думаешь только об одном: чтобы этим «кем-то», из-за кого сцена не получилась и ее снова пришлось проигрывать сначала, не был ты. Чтобы не умирать от стыда перед такими прекрасными актерами. Рвешься на части. Очень тяжело. Но того стоит. 

Какую сцену играть было сложнее всего?
Ну конечно ту, когда я пять минут кричала на Майкла Китона. Ровно на репетиции этой сцены я и облажалась. Так долго готовилась к своему душераздирающему монологу, что в первый раз, когда начали репетировать, не вступила вовремя. Этот момент до сих пор снится мне в страшных снах: последнее, что ты хочешь в жизни, — быть в ответе за то, что Майклу Китону пришлось произносить свой текст заново. 



Многочисленные репетиции правда помогали съемочному процессу?
Сложно сказать: иногда мы что-то репетировали по сто раз, и это казалось правдивым во время репетиций. Но потом начинаешь снимать — и ничего не получается. Мы делали очень много дублей.

Вы не уставали от этого?
Не могу сказать «уставала» — скорее, сходила с ума. Что для меня, в общем, органично. У Алехандро встроенный внутренний барометр правдивости: он чувствует малейшую фальшь. Я такого никогда не видела. Он просто сразу страшно кричит в монитор и останавливает съемку. Никогда не возьмет сцену с фальшивой нотой в фильм. Никогда не будет продолжать снимать, если что-то хотя бы чуть-чуть пошло не так. Это немножко сводит с ума, когда ты произносишь монолог и вдруг слышишь дикий крик «Не-е-е-ет!». И ты замолкаешь. И начинаешь сначала. Главное здесь — не занервничать, боясь услышать этот страшный крик. Когда ты вдруг договариваешь до конца и слышишь «Да!», тебе кажется, что ты взошел на Эверест. Надеюсь, когда я показывала вам, как кричит Алехандро, я не сфальшивила! А то он и здесь доберется до меня и проверит.

Для вашей роли — неблагополучной девочки из семьи селебрити — вы вдохновлялись, глядя на каких-то знакомых?
Может быть, и думала, но про кого — я не скажу, иначе сама буду не лучше тех папарацци, которые преследуют человека за факт рождения в определенной семье. Вообще я сочувствую детям знаменитостей. Они с детства не понимают, почему вокруг них увиваются фотографы. По-моему, быть знаменитым незаслуженно — это очень несчастливый жребий. Я играю ровно такую девочку: из-за этой ситуации она и выливает столько ярости на отца. 

Кстати, вы ведь с детства играли в театре?
Я выросла, занимаясь театром. Это был Valley Youth Theatre в Фениксе, в Аризоне. Мой самый первый спектакль — «Ветер в ивах» по Кеннету Грэму — я запомню на всю жизнь: после него я собственно и решила всерьез заниматься актерской профессией. Окончательно приняла это решение в 15 лет.

В том самом монологе, который вы уже упоминали, вы затрагиваете важную тему: отношения человека с соцсетями.
Это и правда важно. Сегодня эти отношения есть почти у каждого. Мы ежедневно думаем о том, какие фотографии постить или не постить на своей странице. Среди моих знакомых единицы не пользуются социальными сетями, а все остальные на них помешаны. Люди хотят выглядеть в них лучше, чем они есть — хотя понятно, что между тем, что человек представляет из себя на самом деле, и тем, каким он кажется в соцсетях, пропасть. В соцсетях люди смелее выражают любовь и ненависть. В общем, сделаю вывод: по-моему, соцсети — это для тех, кому репутация важнее собственных представлений о жизни. 

Довольно ужасный вывод. При этом в соцсетях, например, собирают деньги на благотворительность.
Ну да, плюсы есть. Моя героиня впадает в ярость и ссорится с отцом из-за твиттера. А другие люди собирают миллионы на операции детям за три дня. Об этом тоже нужно помнить.

А Вуди Аллен, в фильме которого («Магия лунного света». — Interview) вы снялись сразу после «Бердмена», — он тоже кричал на съемках?
Вуди ведет себя гораздо тише. (Смеется, изображает его). «Не могли бы вы повторить это еще раз, спасибо».

Новый проект Вуди Аллена заявлен на 2015 год — вы тоже там снимаетесь?
Думаю, что он еще даже не написан!

Известно, что вы тоже страдаете фобиями и паническими атаками — прямо как ваша героиня Сэм. Фильм помог вам взглянуть на себя со стороны?
В «Бердмэне» панические атаки, скорее, концептуальны: фильм не рассказывает всерьез об этой психологической проблеме. Панические атаки — это неприятно. Я справляюсь не хуже остальных. Медитирую понемногу, встречаюсь и болтаю с друзьями, когда мне не очень. Страх — такая штука, нужно просто в какой-то момент научиться заглядывать ему в глаза.


Ваша героиня Сэм, сидя на карнизе крыши, говорит, что ищет в жизни адреналина. Вы тоже его ищете?
Иногда я чувствую нечто похожее на съемочной площадке. Она для меня порой как карниз крыши.

А правда, что фильм «Прислуга» о чернокожих служанках, которые борются за свои права, вы смотрели в Белом доме вместе с Мишель Обамой?
Правда. Я много об этом рассказывала. Мишель пригласила меня. Мы пошли вместе с актрисой Октавией Спенсер. Я вообще-то ненавижу смотреть фильмы со своим участием, но ради первой леди можно сделать исключение. У нас был семейный просмотр: я была с мамой, Октавия — с сестрой, Мишель — с мужем. (Смеется.) Мишель Обама очень естественная. Меня часто спрашивают, не обижает ли меня, когда меня называют смешной — из-за того, что я часто играю в комедиях. Ну и, кроме того, у меня, кажется, правда смешная внешность. Так вот, «смешная» — это лучший комплимент из всех существующих. Мишель Обама смешная. В смысле добрая, искренняя и с прекрасным чувством юмора.

Инна Денисова


________________________________
Специально для britishboys.ru / britishboyfriends.blogspot.com. При полном или частичном копировании информации получение разрешения и активная ссылка на блог обязательны. Please credit if you use
Просмотров: 530 | Добавил: murlika | Теги: Эмма Стоун, Interview (RU), Emma Stone, интервью, Birdman, Бердман, Interview
Всего комментариев: 0
avatar