Главная » 2015 » Май » 17 » Все тонкости "Багрового пика": Большое интервью Тома Хиддлстона порталу Collider
23:35
Все тонкости "Багрового пика": Большое интервью Тома Хиддлстона порталу Collider


Как утверждает колумнист портала Collider Стивен Вайнтрауб, одной из причин, по которой он является поклонником Тома Хиддлстона - у него всегда приятно брать интервью. Вне зависимости от вопроса или времени суток, он всегда даст интересный ответ и расскажет что-нибудь новое о своем персонаже, не выдавая при этом никаких секретов самого фильма. Вместе с некоторыми другими репортерами Стивен посетил съемочную площадку фильма "Багровый пик "(Crimson Peak) Гильермо дель Торого еще в Торонто, в прошло году, и во время перерыва между съемками взял расширенное интервью у Тома Хиддлстона. Он рассказал о том, как получил роль, детально рассказал о предысториях, созданных для каждого из персонажей, почему он захотел сыграть эту роль, когда стало известно, что Бенедикт Камбербэтч вышел из проекта; об отношениях между главными персонажами и многом другом. Запасайтесь попкорном - впереди длинное и обстоятельное интервью.

Расскажи немного о работе с Гильермо дель Торо. Какой ты ее представлял себе и как все оказалось на самом деле.
ТХ:
Он удивительный. Вероятно, это не будет секретом для всех, кто работал с ним, но он похож на тех классных мексиканцев, что излучают страсть и теплоту. Он настолько вдохновляет, он обожает свою работу и, мне кажется, в плане рабочего опыта и коллаборации это один из самых вдохновленных и вдохновляющих людей, с которым мне приходилось работать. У него глубокие познания во всем, он знает тонкости работы всех на площадке, а еще он очень-очень особенный, относится на равных ко всем. С самого момента нашей встречи я не испытывал ничего, кроме энтузиазма, свободы, любви, и хорошо проводил время. Вся команда работает по 16 часов в день, и они последуют за ним даже на войну. 16-часовой рабочий день еще никогда не пролетал так быстро, потому что это так увлекательно.

Когда Бенедикт Камбербэтч покинул проект, Гильермо отправил сценарий тебе, и сказал, чтобы ты занялся им чуть ли не немедленно и согласился на роль, если не ошибаюсь, в течение 72 часов?
ТХ:
Да.

Он стал причиной принятого решения, сам сценарий или же что-то, что вызвало у тебя мысль: "А это действительно та роль, за которую стоит взяться?"
ТХ:
Ну, все произошло очень быстро. Он позвонил мне,.. мои агенты позвонили и говорят: "Гильермо дель Торо позвонит тебе в течение часа". Он позвонил, рассказал сюжет и сказал: "Не говори "да" или "нет". Но я собираюсь переписать сценарий в ближайший уикенд, или сегодня, или завтра. Я отправлю тебе наброски". Спустя примерно час мне позвонила Джессика [Честейн] со словами: "Ты должен это сделать" [смеется]. "Я хочу, чтобы ты взялся за роль, и Гильермо этого хочет". Я был очень взволнован до такой степени, что не мог дождаться сценария. Потом, наверное день спустя, я наконец получил его и прочел залпом. Он переписал роль, поэтому у меня в руках оказалось что-то вроде моего личного наброска, потому что он частично переписал роль именно под меня. Это было просто блестяще, сценарий просто великолепен, и мне захотелось поработать с ним. Я знал, что в проекте точно были задействованы Миа, Джессика и Чарли. А я обожаю Мию, знаком с Джессикой, и очень хотел поработать с Чарли, так что не было ни единого шанса, что я откажусь. Работа с Гильермо, которым я давно восхищался, и просто блестящий сценарий: пленительный, насыщенный, сложный, ужасающий; удивительная роль, которая так не похожа на мои прежние работы - с учетом всех причин это было очень и очень быстрое "да".

Ты знаешь, какие именно изменения были им внесены специально под тебя?
ТХ:
На самом деле нет, не знаю. [Смеется] Вам стоит спросить у него. Персонаж достаточно сложен в эмоциональном плане, в нем есть и светлые, и темные оттенки. Возможно, это то, чего я раньше не делал. не знаю. Может быть, он изменил возраст или определенные особенности его физического состояния, без понятия.  Роль не была похожа на сделанную "под заказ", но вполне походила на роль, которую мне по силам и очень хочется сыграть.



Ты можешь пройтись по своим отношениями с этими двумя дамами, как они могли бы проявить разные аспекты характера? Потому что Джессика нам рассказала, что это похожие отношения и что они взаимозависимы, с ее точки зрения.
ТХ:
Это действительно интересно, я читал книгу... В буквальном смысле слова, я весь день читал книгу под названием "Политика семейных отношений" Р.Д.Лэйнга, очень известного психиатра 60-х. Так вот он рассуждает о различии между субъективным опытом того, кто существует вне семейной ячейки, и общественным определением того, чем становится семейная ячейка, и по существу о том, что разрыв между двумя людьми в каждой семье часто слишком велик. Внутри семьи всегда имеют место споры о том, кто определяет, что есть отношения в общественном контексте. Так что я думаю, Люсиль и Томас Шарпы не согласились бы в том, какова природа их отношений, кто говорит, кто слушает, кто ведущий, кто ведомый. Но они оба... [смеется] Простите, я пытаюсь не выдавать вам секретов. Они оба сироты, жили вместе, все это происходит в конце 19-го века - естественно, это время, когда власть женщин находила выражение в способностях близких им мужчин. Печальная ситуация, и ее близость с братом - один из аспектов взаимозависимости. Она вкладывает силы в его успех, а он защищает ее, но не только из-за ее изолированности, а потому что они еще и сироты. Дело в том, что они почти ровесники, их бросили, и они нужны друг другу, зависят друг от друга. Она старше, он моложе. Но он выстроил карьеру, он одаренный мастер и инженер, который мог бы стать кем-то вроде Бессемера или Брюнеля. Он одаренный, талантливый мастер с золотыми руками, большими амбициями, он задумал коренным образом изменить добычу глины на севере Англии в последнее десятилетие 19-го века, на заре Викторианской эпохи. И если схема сработает, он исполнит свою великую мечту и построит машину, которую я кстати видел сегодня - просто отвал башки. Я минут двадцать выдавал Гильермо "Нефть-2" [смеется], где только я и машина, а он такой "Да, чувак, давай, черт возьми, сделаем это. Почему нет?" [Смеется]

Но если мечта Томаса Шарпа осуществится, если у него получится заполучить инвестиции, он может стать одним из величайших инженеров Викторианской эпохи. Конечно же, если он вложится в нее, вся их жизнь изменится. Сами они разорены, живут в Allerdale Hall, расположенном на Багровом Пике. Они унаследовали этот особняк. В классическом смысле, они унаследовали большую кучу рассыпающихся кирпичей, и у них нет средств на ее восстановление. Все, что у них есть - это старые картины, старая одежда, прохудившаяся крыша и сырость, которая проникает в глину под домом. Он мечтает о том, чтобы использовать лежащие в недрах этой земли ресурсы и заработать денег, чтобы обновить дом, а потом - кто знает, что потом.



Означает ли это, что его отношения с Эдит основаны на истинной любви, или же это?..
ТХ:
О, это захватывающая штука. Мне кажется, фильм начинается - и я не спойлерю, рассказывая об этом - с того, что Томас и Люсиль - аристократы с севера Англии. Он - блистательный. Она - застенчивая, склонная к уединению. И вот они вступают в новый мир, едут в Бостон, штат Массачусетс, где все пышет надеждой и оптимизмом в плане инвестиций. Они ищут инвесторов для машины Шарпа, и он влюбляется в изумительную и довольно своенравную девушку, которая восстает против собственного отца. Между ними существует духовная связь в отношении определенных вещей, они просто находят друг друга, и мне кажется, что он сам не ожидает этой влюбленности. Он вроде как поехал в Америку с деловыми намерениями, а встретил молодую девушку, которая пишет романы. Потенциальные издатели думают, что могут указывать ей, что делать, но она пишет свои собственные тексты, любит их, они вызывают отклик и невероятно романтичны на фоне литературного стиля великих готических любовных романов. На большом балу они танцуют и смотрят друг другу в глаза. В этот момент они влюбляются по ушли, несмотря на желания многих людей в этой комнате, у которых есть планы относительно членов их семьи.

Вот что я думаю по этому поводу. А еще мне кажется, отвечая на Ваш вопрос, что они обе выявляют разные аспекты его характера. Люсиль... он чувствует большую ответственность за Люсиль. Он чувствует, что должен заботиться о ней, защищать ее. Она - весьма деликатная, уязвимая женщина, и, учитывая историю их семьи, ей потребуется много внимания. Так что на уровне его привязанности к дому Люсиль напоминает ему о нем, напоминает о прошлом, его боли и событиях. А Эдит - это свет, который отрывает его от дома, она олицетворяет собой новые события и путешествия, она - это будущее, свет в его жизни, как мне кажется.

Ты говоришь "роман", а Гильермо назвал все это "странностью"
ТХ:
[Смеется] Есть и странность. Все начинается с романа и развивается в странность, но я не буду...

Что в твоем лексиконе означает слово "странность"?
ТХ:
Все очень странно, и вы поймете почему.

Я не вижу ничего странного. Что странно?
ТХ:
В моей жизни, в моей работе или ...? Конечно же то, что Скарлетт Йоханссон - мямлящая девка (прим.пер.: mewling quim, отсылка к "Мстителям", учите матчасть :) ).

[все смеются]

ТХ: Знаешь, есть в фильме ярко выраженная сексуальность. Ты думаешь, что знаешь, что это такое, а потом вдруг понимаешь, что только скользишь по поверхности. Так что... [смеется] Я и правда не могу рассказать ничего больше. У Томаса Шарпа - и он не единственный персонаж в фильме - есть своя история, и в фильме, сценарии интересно то, что ожидания и действительность имеют различия. К примеру, вот у вас есть Томас, Люсиль, Эдит и Майкл, все они проецируются друг на друга и имеют определенные ожидания в отношении другу друга. А потом, когда маски сорваны, вы видите совсем другу картину. Возможно, именно в этот момент начинается странность.

Насколько твой персонаж осведомлен о том, что дом - это живой, дышащее существо, и что в нем обитают сверхъестественные существа?
ТХ:
На самом деле, мы говорили с Гильермо на эту тему утром. Что особенно интересно - это некий квартет центральных персонажей. Путешествие Томаса - это одно из открытий, во время которого он думает, что знает, кто он и что досталось ему в наследство. В каждом смысле этого слова: унаследованного эмоционально, в финансовом отношении, физически в отношении дома, с Люсиль вместе, со всеми вещами. На протяжении всего фильма ему открываются определенные истины, которые изменяют его намерения и амбиции к финалу. К середине фильма у него многослойные ощущения, когда он понимает, что все происходящее гораздо сложнее и более жутко, чем могло показаться поначалу.

Предусмотрен ли вообще такой момент, когда все эти персонажи выберутся из этого дома? Ведь это стандартная ситуация во всех фильмах про привидения: все задаются вопросом, почему они просто не возьмут и не уедут?
ТХ:
Думаю, все гораздо сложнее, потому что дом - это часть Шарпа. Это имение Шарпов, это часть его личности, он несет за него ответственность и просто не может уехать. С логической точки зрения, даже если бы он уехал, куда бы отправился, на какие средства? Уверен, можно просто исчезнуть, но куда? Какое будущее ему уготовано? Завораживает то, что у всех есть свои демоны, и иногда вы не знаете, какие сидят в вас, пока не становится слишком сложно.



Гильермо называет Джессику "антагонистом", ее персонаж. Она читает книги о серийных убийцах-женщинах. Все это очень запутанно.
ТХ:
Да [смеется]

А что насчет Томаса, он запутанный? Или в нем заключено что-то вроде искупления?
ТХ
: Мне кажется, что он антигерой, но, конечно же, более неоднозначен в плане нравственности, сложная фигура во всей истории. Он - заложник отношений между двумя людьми, заложник противоречивых эмоций. Он пытается найти оптимальный выход из очень-очень сложной путаницы из собственных чувств и ответственности за этих людей, обнаружить свою настоящую сущность, в отличии от представлений о нем окружающих.  Во многих смыслах он не был посвящен в правду. Естественно, когда понимаешь, что тебе лгали в отношении определенных вещей, это меняет твою точку зрения в отношении своих поступков. Прошу прощения, что получилось не лаконично.

Героиня, как мне кажется, - это персонаж Мии. Есть нечто героическое и в персонаже Чарли. Но, опять же, нельзя быть слишком категоричными в выборе главного героя, антагониста, хороших и плохих парней в этом фильме, потому что если посмотреть на историю с перспективы каждого из персонажей, то всем их действиям есть оправдание, оно заложено в их биографии. Мир, созданный Гильермо, настолько сложен, что фактически каждый персонаж в некотором смысле имеет оправдания. По крайней мере, в их собственном понимании. В Томасе тоже есть нечто героическое и вызывающее сочувствие, особенно в его стремлениях и мечтах. А когда начинаешь очищать слой за слоем, понимаешь, что он гораздо темнее, чем можно было представить. Но на другом конце тьмы есть и свой свет.

Гильермо всех снабдил предысторией персонажей.
ТХ:
Да.

Почти на десять страниц каждая.
ТХ:
И это поразительно.

Когда ты узнал, что получишь ее, это как-то повлияло на способ, которым ты хотел играть или уже играл персонажа?
ТХ:
Ну, это настоящий подарок, потому что обычно такую работу проделываешь самостоятельно. А предыстория дает направление, потому что он просит, чтобы каждый хранил подробности в тайне от остальных. Он хочет держать определенные детали в секрете. Так что они предназначены только для каждого лично, и помогают играть. Если есть в предыстории момент, который имеет отсылки к лжи в фильме, точно понимаешь, как нужно сыграть эту ложь, поскольку осознаешь, что это значит для персонажа. Даже когда другие люди не знают, какое значение она имеет. Все это помогает подробно детализировать весь мир этого фильма. Приходит понимание, что эта история - это всего лишь определенный отрезок во времени, просто часть жизни людей, которые и без того уже захватывающие и интересные. Это как гораздо более длинный вариант в 24 серии, когда знаешь, где все были, куда все направляются, а здесь - просто один эпизод в их жизни, в котором все их истории пересекаются. Блестяще!

Так ты никому не раскрывал секрет?
ТХ:
Неа [смеется]

Это такой план? У всех свои тайны, а потом на вечеринке в честь окончания съемок... В фильме же мы не увидим всех этих тайн?
ТХ:
Нет, но они и правда влияют на игру. Даже вчера у нас была сцена с участием всех четверых, и я знал то, чего не знал больше никто. Я понимал, что это знает Гильермо, он сделал акценты на первом и среднем плане сцены, но больше никто не догадывался, что происходит. Это великолепно, потому что такова правда жизни: иногда мы не можем сказать, что происходит в мыслях других, и это прекрасно.




Ты можешь рассказать о самом доме и съемочной площадке? Гильермо провел нам экскурсию в течение час, поводил нас по нему, и это было невероятно. Ты можешь рассказать нам свое впечатление о доме?
ТХ:
Когда я прочел сценарий, мой первый вопрос заключался в том, где будут снимать фильм: в озерном крае или еще где-то, поедем ли мы в Кембрию, а он говорит: "Нет, мы будем снимать в Торонто", [смеется] Я спрашиваю: "И как же ты сделаешь?...", а он в ответ: "Я построю чертов дом!"

[все смеются]

ТХ: Потом я увидел макет. Поначалу очень ненадолго я приехал на тест грима, и он провел меня по всему этому месту. Художник-постановщик только-только закончил макет, и показал мне. Я такой: "Чего? Ты собираешься это построить? Ты построишь это на основе трех или четырех историй?". А он в ответ: "Да". Потом, когда они закончили декорации, я прошелся по ним. Невероятно. Мгновенно погружает вас в этот мир, воображению не нужно достраивать дополнительные детали. Ты уже там. Даже когда мы снимали дубль, когда я вношу  Мию в дом и говорю: "Тяжело остановить сырость и эрозию, потому что дом слишком стар", я ступаю на половицу, и тут этот красный ил начинает просачиваться через щели из-под декорации.

Дом сымпровизировал.
ТХ:
Дом сымпровизировал! Дом сыграл лучше,чем мы вчетвером.

Гильермо показал нам пару кадров из фильма, и мы увидели цветовую схему. Такого рода эстетика тоже влияет на игру? Есть ли какой-то уровень избыточности, или же вы, ребята, играете хуже в таком ярком, насыщенном цветом месте?
ТХ:
Я не думал о цвете слишком много. Даже при том, что костюмер Кейт Хоули соединила вместе эти эмоциональные проявления настроения, покрывшие весь офис различными заготовками, которые могли бы стать большим постером в стиле имитизма. Для Шарпа это мог бы быть "Странник над морем тумана" Каспара Давида Фридриха.  Или же описания Байрона, или очень ранние изображения длинноволосых инженеров Викторианской эпохи, стоящих на вершине холма. Похоже не клише, но зато правдиво. И еще все, что касается шахт. Все эти изображения мальчиков, которые только что выползли из шахт. Или людей, вымытых после того, как они неделями находились в шахте. Все эти настраивающие картинки были развешаны по всему моему трейлеру, потому что они вдохновляли меня. Просто само то, как люди выглядели, как одевались, как несли себя, как сидели и стояли, лица, стрижки. Я много размышляю о визуальном воплощении, но не обязательно в цвете, даже если знаю, что это темная синяя полночь или что-то, что всегда касается Шарпов - например, что у Люсиль и Томаса должны быть черные волосы.

Мы хотели, чтобы Томас был похож на героя Байрона. Был высоким, темным незнакомцем в новом мире. Чарли Ханнем - блондин, Миа - блондинка, и тут приезжают двое темных незнакомцев с севера Англии. Они сложные, старомодные европейцы, которые должны принести с собой эру готического романа. По совету Гильермо я прочел "Удольфские тайны" - что-то вроде ранней готической классики Анны Радклиф, и еще "Замок Отранто" Хораса Уолпола. Мы беседовали о Рочестере из "Джейн Эрй", даже о мистере Дарси из "Гордости и предубеждения". Все эти персонажи - богатые господа, владеющие большими особняками, которые возможно стали эмблемой английской привилегированности, о которой все говорят. Кто этот человек в углу с темными волосами и пристальным взглядом? Тайна о  джентльмене с темными волосами - это то, что было очень востребовано в то время.

В такого рода историях есть место эмоциональному выгоранию. Вы привносите это в свою игру или выбираете что-то более естественное? Либо же что-то более яркое и эмоциональное?
ТХ:
Боже, какой хороший вопрос. В данный момент для меня это более естественный вариант. Хочется позволить художнику-постановщику, костюмам, движению камеры сделать работу в плане стиля и эстетичности, и самому быть естественным в этих пределах. Применяя разные стили работы, рискуешь вызвать отторжение у людей. А еще это по-настоящему страшный фильм. На мой взгляд, самый игривый аспект игры в очень-очень жутком фильме - играть на контрасте. Так что все получается невероятно естественным и в этом смысле еще более ужасающим. Мне нравится в фильмах ужасов, когда все ведут себя, будто ничего не случилось. Но вы-то знаете, что за углом что-то есть. И ты такой: "Почему все ведут себя, будто ничего не происходит?!" В каком-то смысле очень весело играть прямолинейно, будто это что-то повседневное, и что вообще могло пойти не так, ведь "это просто старый дом, у них у всех скрипящие половицы. Старые дома всегда полны старых звуков".

Тебе уже нужно идти, но ответь-ка быстренько на вопрос: что с рукой?
[все смеются]
ТХ: Будет кровь.

[все смеются]

ТХ: Что еще я могу сказать, чего не сказал? У меня такое чувство, что нужно рассказать, нужно рассказать.

Я вот задумался, ты потерся рубашкой о синие стены, или это намеренно?
ТХ: Это абсолютно намеренно. Я хотел бы сказать это ради Кейт: в Америке мы все выглядим искушенными, все выглядит богаче, очень много смоляного черного цвета. А как только возвращаешься домой, начинаешь - это касается Эдит и меня - начинаешь понимать, что все, на самом деле, не такое блестящее, как могло показаться на первый взгляд. Все изношено, порвано. По сути, как только попадаешь в Багровый Пик, из-под маски начинает проявляться правда. Но для Эдит уже слишком поздно. Вот на этом я вас и оставлю. Все и правда очень захватывающе.




COLLIDER: One of the many reasons why I’m a fan of Tom Hiddleston is that he’s always a great person to interview. No matter the question or time of day, he’ll always give you an interesting answer and reveal new things about his character without spoiling the film. And he was true to form last year on the set of Guillermo Del Toro’s Crimson Peak. I got to visit the set with a few other reporters when the production was filming in Toronto, and during a break in filming, Hiddleston sat down with us for an extended interview.

He talked about getting to work with Del Toro, the detailed back stories that were created for all the actors, why he wanted the role when Benedict Cumberbatch dropped out, the relationships between the main characters in the film (played by Mia Wasikowska, Jessica Chastain and Charlie Hunnam), progressing from romance to kink, his character’s back story, and so much more. It’s a great interview that offers up a lot of new information on the film without spoiling it.

Question: Talk a little bit about working with Guillermo Del Toro and what you thought it would be like and what it actually happened like.

TOM HIDDLESTON: He is amazing. I mean, that probably isn’t a secret from everyone else who’s ever worked with him but he’s like this great Mexican bear of passion and warmth. He is just so inspiring, he loves his job and, I think, as a working experience and collaboration he’s one of the most inspired and inspiring people I’ve ever worked with. His knowledge about everything is so deep, he knows how to do everyone’s job and he’s very, very special, really inclusive. Just everything, from the very first moment I met him, has been about enthusiasm and expansion and love and a good time, as well. This crew was working 16-hour days and they would follow him into war, 16-hour days never felt so short because it’s such fun.

When Benedict Cumberbatch dropped out, Guillermo sent the script to you and he said that you turned around almost immediately and accepted, I think he said within 72 hours.

HIDDLESTON: Yeah.

Was it based on him, or was it based on the script, or was it based on – What was it that made you say, ‘This is definitely a part worth taking’?

HIDDLESTON: Well, it happened very quickly. He called me, my agents called and said, ‘Guillermo Del Toro is going to call you in the next hour’ and he called me and told me the story and he said, ‘Don’t say yes, or no. But I’m gonna rewrite the script this weekend or tonight or tomorrow, and I’m gonna send you a new draft’ and like an hour later Jessica [Chastain] called me and said, ‘You have to do it’ [Laughs] ‘I want you to do it, and Guillermo wants you to do it’ and I was really excited I couldn’t wait to read the script. Then, it must have been like a day later, I got it and I read it immediately in one sitting and he had rewritten the role, so I got sort of my own draft, he had rewritten the part for me in a way. It’s just brilliant, it just is a brilliant screenplay, and I wanted to work with him, I knew that Jessica, and Mia [Wasikowska], and Charlie [Hunnam] were locked in and on board; and I love Mia and I know Jessica from before and I wanted to work with Charlie so there was just no possible way I was going to say ‘no’. Working with Guillermo who I’ve admired for so long, and the script itself was just brilliant, the screenplay was captivating and rich and sophisticated and terrifying; and the role was amazing, and different than anything else I’d done, It was a very, very quick ‘yes’ after that. READ MORE

_____________________________________

Специально для britishboys.ru / britishboyfriends.blogspot.com. При полном или частичном копировании информации получение разрешения и активная ссылка на сайт / блог обязательны. Please credit if you use

Источники: 1 /
Категория: АНГЛИЙСКОЕ КИНОНАШЕСТВИЕ | Просмотров: 1955 | Добавил: Tasha | Теги: Том Хиддлстон, Tom Hiddleston, Багровый пик, Crimson Peak, Collider, интервью, Interview
Всего комментариев: 1
avatar
0
1 murlika • 15:26, 18.05.2015
Ташик. спасибо за перевод. Любит Том поговорить obhihikalas каждый раз в этом убеждаюсь в его интервью. прямо прт его. как он хочет поделиться своими мыслями. и ведь ни разу почти и не спойлернул obhihikalas
avatar